О нелегитимности копирайта

:

: 3

Свою позицию по авторскому праву я излагал здесь: раз, два. Дописать это небольшое дополнение меня сподвигло небезызвестное выступление господина Акопова.

Господин Акопов, обращаясь к пользователям «ВКонтакте» пишет:

Мы очень надеемся, что владельцы и управляющие крупнейших сайтов соберутся где-нибудь вместе и договорятся друг с другом перейти на легальную модель. Это было бы величайшим доказательством справедливого устройства мира для миллионов людей. Это можно было бы назвать гражданским подвигом. В самом деле, я не думаю, что, например, сеть В Контакте создавалась для того, чтобы размещать ворованное видео — просто был реализован функционал загрузки и просмотра, а дальше получилось «как всегда». И уж тем более я не думаю, что аудитория сети разбежится, если в ней останутся только ссылки на легальное видео.

Господин Акопов — а он (либо его референт), судя по тексту, довольно образованный человек — употребил здесь правильное слово, которое я позволил себе выделить: легальный. Легальность означает соответствие закону — законность, проще говоря.

Но я позволю себе напомнить господину Акопову о другом термине с тем же корнем: легитимность. Легитимность — это признание обществом законности государственных институтов. В широком смысле слова, легитимность — признание справедливым социального устройства общества.

Так вот, господин Акопов: копирайт нелегитимен.

Мне очень интересно было бы посмотреть на человека, который действительно считает, что действия группы пиратов, выкладывающих в сеть сериалы компании «Амедиа» (ст. 146 п. 3б УК РФ, до шести лет лишения свободы), представляют для общества ту же (или даже большую) опасность, что и:

  • Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации, совершенное с применением насилия либо с угрозой его применения, совершенное в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного (ст. 120 п. 2 УК РФ, до пяти лет лишения свободы);
  • Использование рабского труда (ст. 127.2 п. 1 УК РФ, до пяти лет лишения свободы);
  • Изнасилование (ст. 131 п. 1, до шести лет лишения свободы);
  • Халатность, повлекшая за собой причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека (ст. 293 п. 2 УК РФ, до пяти лет лишения свободы);
  • Убийство двух или более лиц в состоянии аффекта (ст. 107 п. 2 УК РФ, до пяти лет лишения свободы);

В гражданском обществе нелегитимных законов быть не должно. И столь желаемое господином Акоповым пришествие легальности на деле означает вовсе не «гражданский подвиг», а ровно обратное — подавление гражданского общества. Впрочем, т.н. правообладатели делают вид, будто этого не понимают.

Причины, по которым копирайт нелегитимен, лежат вовсе не в стремлении к халяве, как обычно утверждают акоповы. А в том, что распространение информации есть основа существования человеческого общества.

Сущностью социального явления служит факт взаимодействия индивидов и групп. Но, конечно, этим сказано еще далеко не все. [...] Социальное явление есть мир понятий, мир логического (научного — в строгом смысле этого слова) бытия, получающийся в процессе взаимодействия (коллективный опыт) человеческих индивидов. [...]
Что же означает это сознательное взаимодействие? Оно означает обмен ощущении, представлений, чувств, эмоций и т. д., а еще короче — коллективный опыт.

(Питирим Сорокин, «О так называемых факторах социальной эволюции»)

Возможность бесплатного распространения информации интуитивно воспринимается человеком как абсолютное благо и фактически им и является. Модель оплаты производства информации, основанная на оплате каждого акта восприятия (= каждой копии в современных условиях) изначально порочна.

Порочна по очень простой причине: общественное развитие означает экспоненциальный рост интенсивности информационного обмена, а значит, в определённый момент даже всех имеющихся ресурсов не хватит на оплату авторских отчислений. Собственно, эта точка «невозврата» давным-давно пройдена: средний пользователь интернета в день «пиратит» много больше, чем зарабатывает (если кто-то даст ссылку на соответствующее исследование, буду премного благодарен — я её, к сожалению, потерял). Снижение же плотности информационных потоков, к которому приведёт повсеместно исполнение закона об авторских правах, означает деградацию общества, по определению.

Таким образом, нелегитимность копирайта и жадность копирастов создали порочный круг, из которого нельзя выбраться, не изменив законодательство в области авторских прав. Я не верю в Дивный Новый мир, описанный Акоповым, где весь контент будет почти сразу доступен легально; и по очень простой причине не верю: без давления пиратства копирасты не пошли бы на бесплатную раздачу контента НИ-КОГ-ДА. И если пиратство исчезнет, исчезнет и массовый бесплатный контент, кто бы там что ни обещал.



Настоящим передаю вышеизложенный текст в общественное достояние.