Копировать произведения, находящиеся в общественном достоянии? Национальная индейская ...

:

image

О копирайте как способе ограничения доступа к информации на Хабре пишут часто. Однако у данной тенденции имеется иной способ реализации, заключающийся в затруднении пользования информацией, уже находящейся в общественном достоянии, тем самым копирайту не подконтрольной. Имеется в виду информация, которая, будучи не оцифрована и не выложена в Сеть, хранится в многочисленных библиотеках и архивах нашего государства.

Наблюдения из собственной жизни.

Около пятнадцати лет посещаю Российскую Государственную библиотеку (бывш. Ленинку). В течение названного некороткого периода наблюдал, как изменялся порядок копирования материалов в ней. В какую сторону, судите сами: трагикомедия в семи актах из жизни квалифицированного российского читателя прилагается. Хронологию не расписываю в силу того, что боюсь напутать, однако за общую правдивость ручаюсь.

Акт 1-й. Время действия: около пятнадцати лет назад. Для копирования материалов использовались не ксероксы, а какие-то другие копировальные приборы. Собственно, самих приборов я не видел: приемщица забирала книги и отправляла на нижний этаж на специальном лифте. Вспоминаю, что ждать выполнения заказа приходилось около двух часов, а копии выполнялись на специальной тонкой бумаге, напоминавшей папиросную. Применялся какой-то из видов светокопирования, короче.

Древним и относительно дешевым светокопированием удалось воспользоваться лишь однажды. Видимо, я попал на резкий скачок инфляции, когда цены за копирование повысить не успели. На радостях заказал размножение десятка страниц: приемщица заметно расстроилась, но заказ приняла. На следующий день, когда я пришел в тот же приемный пункт с новыми книжками, светокопия была закрыта по техническим причинам – навсегда. Мой неподъемный заказ стал последним аргументом за модернизацию производства.

Расстраиваться не пришлось: в Ленинке уже действовали точки, в которых материалы множили на обыкновенных ксероксах.

Акт 2-й. Точек ксерокопирования было две, и в каждой находилось по два ксерокса. Производственные мощности загружались по полной при наличии двух девушек-операторов и одновременном отсутствии у ксероксов технических неисправностей. Такие совпадения случались нечасто, но случались.

Несмотря на сравнительную дороговизну, это был расцвет научной деятельности. За совершенно ту же цену, что на улице, можно было получить копию необходимого в научной деятельности материала. Поскольку многие копировали не отдельные страницы, а целые книги, от клиентов (профессоров, аспирантов, студентов) не было отбою: у ксероксов всегда собиралась очередь. Выполнения заказа приходилось ждать уже меньше: максимум час-полтора, – а при отсутствии очереди он выполнялся в минуты.

Акт 3-й. Пунктов ксерокопирования стало больше. С одной стороны, замечательно – очереди испарились совершенно, – однако цены на ксерокопии поползли вверх. Сканировать страницу в Ленинке стало отчего-то раза в полтора дороже, чем в любом уличном заведении. Вероятно, в виде налога на культуру, по принципу: если ты такой умный, плати.

По счастью, возникла – а может, и раньше существовала, просто я обнаружил ее позднее, – замечательная альтернатива ксерокопированию: сканирование. Читателю предоставлялось компьютерное рабочее место, цены устанавливались повременно, сколько-то там рублей в час. Несмотря на маломощность библиотечного сканера, выходило намного дешевле ксерокопирования, не говоря уже об удобстве самому отсканировать материал.

Одна беда: на всех читателей Российской Государственной библиотеки приходился единственный сканер. Учитывая платный характер услуги, немного странно, не правда ли? Опять приходилось отстаивать в очередях, а иногда переносить сканирование на следующий день. Ну, читателю не привыкать, какие проблемы.

Акт 4-й. В пунктах ксерокопирования установили дифференцированные цены, в зависимости от года издания книги. Понятное дело: отксерить книгу 1950 г. – одни трудозатраты, а того же объема книгу 1850 г. – совсем-совсем другие.

Не скажу, что ценовая дифференциация продержалась в Ленинке долго, но сколько-то продержалась, с годок возможно. А возможно, она осталась навечно, просто я вместе с остальными читателями перешел на сканирование материалов. Это было естественно, потому что повременные тарифы сохранились плюс – вы не поверите! – в компьютерном отделе появился второй сканер, помощней первого.

Акт 5-й. Счастье продолжалось недолго: гражданское законодательство в части авторского права обновилось.

Законопослушная Ленинка отреагировала интересным образом: в компьютерном отделе начали запрещать сканирование книг, охраняемых авторским правом. Просматривали все книги, которые читатель принес с собой, и отбирали запрещенные к сканированию. Читатель забирал книги по окончании работы, на выходе из компьютерного зала.

Имела ли Ленинка на это право, большой вопрос. Насколько я понимаю, сканировать для личных целей новый Гражданский кодекс не возбраняет. Одно дело – сканирование материала, другое – его использование: если я заблуждаюсь, пусть юристы меня поправят. В любом случае обсуждать юридические коллизии с работниками компьютерного отдела не имело смысла, потому что они в юридических вопросах были подкованы гораздо хуже читателей.

«Не положено», – все, что вы могли от них услышать.

По иронии судьбы, книги, в сканировании которых было отказано в компьютерном отделе, без вопросов принимали в точках ксерокопирования. Выходило традиционно дороже, но тут каждый решал за себя, что ему нужней: деньги или информация.

Акт 6-й. Пяток коммерческих центров ксерокопирования, полностью покрывавших потребности в копировании материалов читателей Российской Государственной библиотеки, объединили в один репродукционный центр. Думаю, не объединили, а разогнали, взамен организовав аналогичную коммерческую контору под единой крышей, но для читателей это выглядело как объединение.

Вспоминаю, что перед данной акцией среди «прихожан» распространялась анкета с вопросами, как они относятся к образованию единого репродукционного центра и не желают ли получить вместо него центр релаксации. Я написал что-то вроде: «Против единого центра не возражаю, при условии, что прекратится коммерция на читателях», – к первой части моего пожелания прислушались, а вот второй частью манкировали.

Как можно было заранее предположить, цены в специализированной ксерокопировальной конторе Ленинки ниже не стали.

Акт 7-й. Мы добрались до текущего печального положения.

Сканирование книг в компьютерном отделе прекращено, репродукционный центр превратился в монопольную точку размножения документации. Со своими монопольными ценами, а как вы думали?

Отсканировать книгу самому теперь невозможно: этим занимаются штатные «специалисты». Просят 10 руб. за страницу. Таким образом, сканирование тонкой брошюрки в сотню страниц обойдется читателю… считайте сами: 50 разворотов (если повезет и брошюрка стандартного формата) по 10 руб. = аккурат 500 рубликов. Плюс плата за копирование файла на мою флешку. Сколько, вы думаете, стоит скопировать файл на флешку клиента? 20 руб., чтобы вы знали.

Копировать при помощи собственных технических средств в Ленинке, как и в других библиотеках и архивах, категорически запрещено, кто бы сомневался. Всегда было запрещено.

Знаете, что я обо все этом думаю? [Пи-пи-пи-пи] – вот что я думаю об этом. По моим представлениям, за 500 руб. (или ненамного дороже) можно не только сканировать, но и качественно распечатать и переплести стостраничную брошюру по требованию.

Это в Ленинке, которая всегда была на порядок лучше других библиотек и архивов, не только по хранящимся объемам литературы, но и по доступности ее для читателя! Точно вам говорю, в других местах намного хуже. Помнится, несколько лет назад в одном из архивов за скан заурядной страницы у меня попросили тысячу рублей. На изумленный возглас, а не дорого ли заламывает государственная организация, библиотекарь без тени иронии пояснила:
«Чтобы работать на сканере, требуется очень большая квалификация».

Алло, никому не требуются специалисты по копированию файлов (20 руб. за скопированный файл) или по работе на сканере (1000 руб. за отсканированную страницу)?

Пятнадцать лет технического прогресса псу под хвост: пришли к тому, с чего начали – скопировать книгу (находящуюся в общественном достоянии, обращаю ваше внимание!) рядовому читателю не по карману. Мне, во всяком случае. Если какое-то время назад я мог позволить себе самостоятельно за 50 руб. отсканировать брошюру и выложить в общественный доступ, то платить вдесятеро большую сумму, извините, не в состоянии.

В сравнении с тем, что было десять-пятнадцать лет назад, ныне в Российской Государственной библиотеке запустение: не видно ни седовласых профессоров, ни озабоченных аспирантов, ни румяных студентов – изредка пробежит один-другой, и снова тишь, да гладь, да Божья благодать, только незанятые библиотечные работники снуют туда-сюда. По моим личным наблюдениям, посетителей раз в пять меньше. Разумеется, часть читателей отсеялась в связи с развитием сетевых компьютерных технологий, но многих – ох, многих! – отвадили от посещения библиотеки цены. Ведь в Ленинке по-прежнему полно неоцифрованного материала, которого в Сети не найти. Остается переписывать информацию ручками в школьную тетрадку, совсем как в былые времена. Вход в библиотеку пока бесплатный – не знаю, задумывается ли об этом досадном упущении начальство: платная выдача книг стала бы логичным продолжением проводимой ей политики.

В связи с этим адресую нашему Российскому государству несколько риторических предложений. Понимаю, что к моему мышиному писку никто не прислушается, но иного способа выразить мнение у меня нет.

1. Предлагаю оцифровать материалы всех – всех, вы слышите! – библиотек и архивов. Находятся же у государства деньги на всякую [пи-пи-пи-пи], пускай и на культуру отыщутся.
Все несекретные и не охраняемые авторским правом материалы следует выложить в открытый доступ.

2. Пока книги не оцифрованы, посетителям библиотек и архивов должно быть разрешено копирование несекретных материалов при помощи своих технических средств. Единственное, что государственные библиотеки вправе потребовать при этом: передачу сделанной копии в свою пользу.

3. Современные книгоиздатели должны передавать цифровые копии своей продукции библиотекам. За непередачу – штраф в размере расходов на сканирование книги.
Год или два назад подобное требование присутствовало в каком-то законопроекте, однако его завернули под маркой, что могут пострадать правообладатели. Каких-то писателей к протестам привлекли, не помню уже: те опасались, что потеряют деньги, поскольку библиотеки не в состоянии обеспечить сохранность файлов. Смехотворная аргументация: как будто единственным способом сделать цифровую копию книги является кража библиотечного файла, а оцифровать книгу после ее покупки в магазине совершенно невозможно.

Такие предложения, короче.

P.S. Если кому интересно: мысль написать данный пост пришла после того, как отдал 350 кровных рубликов за 33 отсканированных странички. Искомые странички выложены на Хабре одновременно с текущим постом ( здесь). Вот правильно говорят: ни одно доброе дело не остается безнаказанным. Одни обнародуют информацию, находящуюся в общественном достоянии, другие на вроде бы бесплатной информации нехило зарабатывают, никакого копирайта не требуется. Каждому свое.