Обучение со сверх-человеческой скоростью

:

Хотите научиться играть на музыкальном инструменте? Или может танцевать? Легко! Носимые компьютеры могут помочь вам в этом, воздействуя непосредственно на мышечную память.

Посмотрите на эту перчатку. Пускай вас не обманывает ее кажущаяся простота. Эта, на первый взгляд, скучная черная кожаная перчатка без пальцев, которая выглядит как любая другая из спортивного магазина, при помощи микро-вибраций может ускорить процесс изучения, к примеру, мелодии для фортепьяно!

«У меня есть перчатка, которая может научить вас играть на фортепьяно», — говорит мне Чад Старнер, когда я позвонил ему поговорить о будущем носимых вычислительных устройств. На данный момент, он профессор в Техническом Институте штата Джорджия, а также технический руководитель Google Glass. Его знакомство со сферой носимых гаджетов началось еще в годы студенчества в MIT в девяностые.
«Пока мы с вами говорили, вы бы уже могли выучить „О, Благодать“ (Amazing Grace) », — добавляет он в конце нашего разговора.
«Правда? — не верю ему я, — пока мы говорим?»
«Конечно», — говорит он и приглашает меня в Атланту, чтобы я мог убедиться лично.

И вот уже Кейтлин Сейм, аспирантка, надевает чудо-перчатку на мою руку. В каждом из пяти отверстий под пальцы находится плоский вибро-мотор. Все пять лежат на фалангах моих пальцев и подключены к микро-контроллеру с тыльной стороны моей руки. Сейм запрограммировала его так, чтобы он запускал моторчики на моих пальцах в последовательности, которая повторяет ту, с которой мои пальцы должны ударять по клавишам фортепьяно.

Но она пока не говорит мне какую именно мелодию я буду изучать. «Вы просто почувствуете небольшую вибрацию», — говорит она, включая электронику. Сразу после этого, Старнер ведет меня оглядеться в его лаборатории. Он занимается мириадами разных проектов: программа переводчик для Google Glass, магнитный имплантат для языка, чтобы отдавать беззвучные команды компьютеру, умная жилетка, которая поможет ныряльщикам «общаться» с дельфинами, «умные» игрушки для полицейских собак, чтобы дрессировщики могли еще лучше понимать то, что они пытаются им показать и еще много других потрясающих гаджетов.

Раз в минуту, в продолжении следующих двух часов, моторчики в моей перчатке оживают и я пытаюсь разобрать последовательность: вжжж… средний палец… вжжж… безымянный… вжжж… вжжж… оу… вжжж… ух… вжжж… вжжж… вот черт! «Невозможно», — записываю я в свой блокнот.

Наконец, Старнер подводит меня к фортепьяно. Он играет первую часть мелодии — 15 нот, которым перчатка должна была меня научить. Я узнаю мелодию — это «Ода к радости», Бетховена. Я снимаю перчатку.

«Начинайте отсюда», — говорит Старнер, ударяя пальцем первую клавишу. Я кладу пальцы на клавиши… Средний палец… средний… безымянный... «Не знаю», — говорю я сконфуженно.

«А вы не думайте об этом», — говорит Старнер.

И я начинаю сначала: Средний… средний… безымянный… мизинец… мизинец… безымянный… средний… указательный... «С ума сойти!» — говорю я, продолжая, тем не менее, играть. Я заканчиваю первую часть, вторую и начинаю играть третью.

«Погодите! — прерывает меня Старнер, — вы когда нибудь играли эту мелодию?»

«Никогда», — отвечаю ему я. И это правда, никогда не брал уроки игры на фортепьяно. Он растеряно исследует перчатку и обнаруживает, что она была запрограммирована «провибрировать» все четыре части — 61 ноту, вместо 15-ти, как он думал. Он объясняет, что обычно студенты обучают одной части за раз.

Я снова подхожу к пианино. Первые несколько попыток все-таки даются с трудом. Учить мелодию приходится, несмотря ни на что, но уже через несколько минут я могу сыграть мелодию идеально. Меня не покидает ощущение, что я набрел на один из своих нераскрытых талантов и от этого я испытываю приятную возбужденность.

«Вы ведь просто знаете, что должны делать, не так ли?» — замечает Сейм. Она недавно научилась играть «Оду Радости» нося перчатку во время подготовки заявления для нового гранта под исследования. «Как будто смотришь на чужую руку», — подшучивает надо мной она.

Старнер и его коллеги считают, что многократные вибрации, которые создает перчатка, стимулируют мышечную память, что, в свою очередь, снижает время, которое необходимо потратить на репетиции. Они также изучили эффект от перчатки на людей с травмами позвоночника и обнаружили, что она может помочь им частично вернуть чувствительность рук. Сейчас лаборатория Старнера пытается найти применение перчатки также в обучении азбуки слепых — это бы показало, что данная технология способна помочь изучить не просто последовательности, но также и язык.

«Мы сами не знаем границы этой технологии», — говорит Старнер. «Можем ли мы использовать эти вибрации для обучения людей танцу? Или, к примеру, научить бейсболистов лучше кидать мяч?»

Он также вспоминает сцену из Матрицы, где Нео и Тринити садятся в вертолет и на вопрос Нео о том умеет ли Тринити его пилотировать, она отвечает: «Пока нет…» И через секунду, ее веки дрожат, пока знания «закачиваются» в ее голову.

«Ну этого-то вы не можете», — говорю я.

Старнер отвечает мне с ухмылкой: «Пока нет….»

PS. Привет Хабр! Это мой первый перевод. Просто очень интересной показалась статья и подумалось, что, быть может, еще кто-то сочтет ее таковой. Буду рад конструктивной критике в сообщениях или в комментариях. Всем удачно провести остаток пятницы.