GrabDuck

Культурная революция в Китае - подборка самых страшных историй о событии

:

16 мая 1966 года Коммунистическая партия Китая обнародовала документ, в котором шла речь о происках буржуазии, контрреволюционной деятельности и попытках захвата власти. Известный как «Директива 16.05», он должен был разжечь культурную революцию и поднять всеобщее движение по устранению противников Мао Цзэдуна в партии и стране. Миллионы людей были запуганы, арестованы или убиты членами красной гвардии (хунвейбины). Красная гвардия — полувоенная организация, состоящая в основном из студенческой и школьной молодёжи. Пострадавшие подвергались публичным издевательствам и пыткам под видом «собраний критики». К 1976 году погибло порядка трёх миллионов человек. Жестокость, насилие и травля во время революции имели столь чудовищный масштаб, что этот период считается одним из самых мрачных в истории Китая.

Казнь Фан Чжунмоу

Фан Чжунмоу — член коммунистической партии и ветеран народно-освободительной армии Китая. Она гордилась старшими детьми, ставшими красногвардейцами и участниками Культурной революции. За свою преданность режиму Фан должна была быть удостоена чести аудиенции с самим Мао, но этому так и не суждено было произойти: её гордость и энтузиазм пошли на спад после смерти дочери и тяжёлой болезни, поразившей саму Фан. Масло в огонь добавило обвинение её мужа в пособничестве капиталистам. Его, как и многих других китайцев, обвинили в предательстве идеалов Коммунистической партии и попытке свержения режима. Учитывая, что и отца Чжунмоу ранее обвиняли в шпионаже, то обвинение самой Фан было лишь вопросом времени. Как и мужа, «пособника капиталистов», власти многократно задерживали её и проводили долгие допросы. Длилось это до 1970 года, пока Фан не стала открыто критиковать Мао Цзэдуна при своём муже и сыне Чжан Хунбине. Родственники своевременно доложили об этом властям, и в отместку Фан сожгла семейный портрет Мао. Солдаты забрали её, но лишь после того, как Хунбин избил мать по приказу отца. За преступление по статье «нападение на председателя Мао Цзэдуна» Фан была расстреляна 11 апреля 1970 года. Ни отец, ни сын не присутствовали при казни.

Спустя годы после смерти матери Хунбин осознал, насколько ужасно поступил. В 1980 году при поддержке своего дяди Фэна Мейкая он смог реабилитировать её имя, став правозащитником. Он освещал ужасы культурной революции и боролся за возведение мемориала на могиле матери.

Паралич Дэна Пуфанга

Дэн Пуфанг

Борьба за справедливость, которой не помешала инвалидность

Во время Культурной революции ни один гражданин Китая не был в безопасности. Даже такой высокопоставленный партработник, как Дэн Сяопин, известный своими капиталистическими реформами в 80-х годах, попал под жёрнов репрессии. В 1967 году Дэн был смещён с поста генерального секретаря коммунистической партии и обвинён в пособничестве капиталистам. Он провёл два года под арестом в Пекине в изоляции от своей семьи. Но на этом злоключения не закончились: его детей заставляли работать в деревне, а старший сын Пуфанг и вовсе был парализован после столкновения с хунвейбинами. В 1968 году отряд красногвардейцев арестовал его в Пекинском университете и пытал по одной причине — он был сыном своего отца. После избиений и пыток измученного Сяопина-младшего заперли в неизвестном доме. Впоследствии он так и не смог вспомнить, что было дальше: либо его выбросили из окна, либо же была попытка самоубийства. Он пережил падение, но сломал спину и был парализован. Так как Пуфанги были политическими изгоями, то больному было отказано в медицинской помощи.

В 1974 году к нему допустили специалистов, которые обследовали и заключили, что жертва пыток парализована пожизненно. Несмотря на немощность, Пуфанг многие годы усердно боролся за права инвалидов в Китае. В 2003 году он получил премию ООН в области прав человека.

Убийство Бянь Жонгинь

Бянь Жонгинь

Когда даже преданные не выдерживают

Одной из ранних жертв культурной революции стала Бянь Жонгинь, 50-летний директор колледжа для девочек при Пекинском университете. 16 июня 1966 года ученики начали критиковать администрацию колледжа и устроили несколько революционных митингов. Высшее образование и буржуазное происхождение сделали Бянь главной мишенью для революционеров, хотя по иронии судьбы многие из них были выходцами из высшего общества. В течение следующих двух месяцев её неоднократно преследовали и даже избивали. 4 августа, после очередных издевательств и пыток, она заявила, что не вернётся в школу. Однако на следующий день всё-таки пришла. Это был отважный поступок, но стоил ей жизни: ученики цинично избивали её, а в конце добили ножками от стола. Избиение было столь сильным, что она потеряла сознание и умерла от полученных ран. Никто так и не понёс наказание за убийство, и преступники всё ещё на свободе.

В январе 2014 года Сон Бинбин — известная представительница красной гвардии и одна из учеников Бянь публично извинилась за преступление. По её словам, она не принимала участия в убийстве, но всё равно чувствует вину за бездействие. Некоторые скептики сомневаются в искренности признания и считают, что Сон играла значимую роль в преступлении. Муж Бянь также не был впечатлён извинениями. В одном из интервью он сказал: «Сон плохой человек, и что коммунистическая партия и Мао Цзэдун несут ответственность за это преступление».

Программа «Вверх в горы, вниз в села»

Вверх в горы, вниз в села

Ошибка правительства, родившая «потерянное поколение»

Программа подразумевала переселение городских жителей в сельскую местность. С 1968 по 1980 год более 17 миллионов молодых китайцев покинули города. При этом большинство людей уходили из своих домов против воли. Однако некоторые уезжали добровольно. Мао Цзэдун заявил: «Очень важно, чтобы образованная молодёжь прошла перевоспитание в сельской бедности». Основными причинами для такого решения стали городская безработица и сбой образовательной системы во время культурной революции. В идеале программа переселения должна была культивировать верность партийной идеологии среди молодёжи и бурный экономический рост отсталых районов Китая.

Молодые горожане прямиком из колледжей, университетов и обычных школ попадали в условия деревенской нищеты и страдали на тяжёлых, изнурительных работах. Хотя некоторые видели в такой политике прекрасный шанс получить богатый опыт и послужить своей стране, большинство было недовольно суровой работой и условиями жизни. В итоге большая часть переселенцев вернулась домой. Многие считали, что годы, проведённые в сельской местности, были потрачены впустую. Они стали известны как «потерянное поколение» — те, кто был лишён возможности окончить школу, колледж, университет и не смог до конца развить свой потенциал. Как сказал один пекинский профессор: «С точки зрения историка и с точки зрения развития страны в целом, этот период можно считать потерянным».

Шпионский пинг–понг

Спорт и шпионаж

Подозрительность не щадит никого — даже любимчиков народа

Жун Готуан, Фу Цян и Цзян Юнгнин — самые известные имена в китайском теннисе в 50–60-х годах. Жун был неимоверно популярен, считался национальным героем, ведь он первый китаец, который стал чемпионом мира по настольному теннису в 1959 году. Несмотря на то что спортсмены выступали за Китай, родились они в Гонгконге, который принадлежал Великобритании. По этой причине они не заслуживали доверия со стороны соотечественников и властей во время революции, и поэтому их обвинили в шпионаже в 1968 году.

Фу подвергался долгим, напряжённым допросам и избиениям своими однокашниками. В итоге он покончил жизнь самоубийством 16 апреля того же года. Цзян повесился месяц спустя. Он любил читать газеты и хранил детскую фотографию, где носил японский флаг во время оккупации Гонгконга Японией. Этого оказалось достаточно, чтобы власти объявили его японским шпионом. Жун также пошёл по стопам своих товарищей, не выдержав оскорбительных обвинений и заседаний. 20 июня, рано утром, Жун повесился. В кармане штанов он оставил записку: «Я не шпион. Пожалуйста, не подозревайте меня. Я вас подвёл. Я дорожу репутацией больше, чем жизнью». Однако национальная спортивная комиссия осталась непреклонна, и её представители по-прежнему утверждают, что спортсмены работали на шпионские сети Гонгконга.

Смерть Лао Шэ

Лао Шэ

Даже гении попадали под гильотину режима

Лао Шэ — псевдоним Маньчжурского писателя Шу Цинчунь, которого признают одним из лучших писателей современной китайской литературы. Его роман «Мальчик рикша» о жизни бедного рикши в Пекине оказался столь популярен, что в его честь поставили памятник на одной из улиц города.

23 августа 1966 года, когда Культурная революция набирала обороты, Лао Шэ и 20 других писателей приехали на собрание в пекинский храм Конфуция. Там их избила толпа молодых красногвардейцев. Позже, той же ночью всех писателей отправили в бюро культуры и Лао снова избили за отказ носить табличку с надписью «контрреволюционер» (наказание, которое применяли во время революции). Избивали его несколько часов до глубокой ночи, после чего отпустили домой. На следующий день тело Лао Шэ нашли в озере. Предполагается, что он не выдержал многочасовых издевательств и покончил жизнь самоубийством, хотя его жена сомневается в этой версии и считает убийство основной версией.

Обстоятельства публичных собраний, побоев и его смерти до сих пор малоизвестны. Также неизвестно, кто являлся организатором. Остаётся загадкой, добровольно ли Лао Шэ участвовал в собрании. Вполне вероятно, что это дело рук молодых писателей-хунвейбинов.

Резня в округе Дао

Округ Дао

Паника и слухи рождают чудовищ

Летом 1967 года в округе Дао провинции Хунань пошли слухи о вторжении Вьетнама в Китай. Также в народе стали говорить о том, что Гоминьдан (вьетнамская правящая партия с националистичным уклоном) находится в сговоре с анти-революционерами и видит целью захватить материковый Китай. Анти-революционеры пытались устроить массовую зачистку округа от коммунистической партии и местных крестьянских лидеров. Хотя само вторжение было чистой воды слухом, власти подтвердили убийства порядка 4500 человек. Большинство погибших попадали в чёрные списки из 5 групп: богатые фермеры, арендаторы, контрреволюционеры, приверженцы «правых идеологий» и лидеры мнений. Некоторые жертвы были убиты вооружённым ополчением в собственных домах, других же судила толпа. Казнили людей самыми разнообразными способами: закапывали заживо, обезглавливали, взрывали, жгли и стреляли. Насилие не только сходило с рук, но и распространялось на другие округа. В результате чего погибло ещё порядка 4000 человек.

В округе Дао в массовых убийствах участвовали более 14000 человек, однако, лишь 52 участника были арестованы в 80-м году. Остальные избежали наказания.

Классовая чистка

Классовая чистка

Даже монстры могут испугаться своих поступков

Чтобы очистить свои ряды от революционеров и капиталистов, коммунистическая партия создаёт по всей стране революционные комитеты. С 1968 по 1971 год комитеты развернули масштабный террор. Больше всех пострадала внутренняя Монголия, где, как предполагали власти, вела свою деятельность секретная сепаратистская организация. Сотни тысяч людей были арестованы, покалечены и измучены. В итоге погибло 22900 человек. В областях Хэбэй и Чжэцзян также прошли масштабные чистки: 84000 человек в Хэбей были арестованы в рамках борьбы с вьетнамским вторжением. Около 2900 людей погибли от травм во время пыток и почти 7000 человек умерли от «вынужденного самоубийства». Классовые чистки прекратились в 1969 году, хотя в некоторых районах продолжались до 1971 года. В конце концов, сам Мао встревожился, что зашёл слишком далеко и это может повлиять на его репутацию.

Проект 571

Линь Бяо

От мщения тирана не защищены даже его приближённые

Одним из доверенных лиц Мао Цзэдуна в 60-х годах был генерал Линь Бяо. Он был заместителем председателя коммунистической партии и преемником Мао. Линь без последствий прошёл через репрессии культурной революции и постепенно получал всё больше и больше влияния в партии. Это обеспокоило Мао Цзэдуна, и в результате генерал оказался в опале вместе со всеми сторонниками. К 1971 году он был полностью изолирован от партийного руководства. 13 сентября того же года он вместе со своей семьёй пытался сбежать на самолёте в Советский Союз. Они так торопились, что забыли взять второго пилота и штурмана, а также загрузили недостаточно топлива для перелёта. Как утверждают официальные источники, самолёт пересёк границу с Монголией и разбился. Выживших на борту не обнаружилось. Советская сторона изучала останки, чтобы определить, есть ли среди них Линь. За пару дней перед крушением был раскрыт антиправительственный заговор с Линь Бяо во главе. Заговор с кодовым названием «Проект 571» имел задачу убить Мао Цзэдуна. Согласно партийным отчётам, глава мятежников пытался бежать после раскрытия заговора. Несмотря на то что партия придерживается этой версии, до сих пор не утихают споры насчёт «проекта 571». Есть версия, что организатором был Линь Лиго, а не его отец Линь Бяо. Вполне возможно, что сам он был невиновен.

Каннибализм в провинции Гуанси

Гуансинская трагедия

Чёрная страница истории Китая

Согласно исследованию китайского диссидента и писателя Чжэн Йи, в провинции Гуанси были съедены сотни, а возможно и тысячи людей во время культурной революции. Во время пребывания в красной гвардии в Гуанси, Чжэн неоднократно слышал страшные рассказы о людоедстве, но никогда не был свидетелем подобного. В 80-х годах он вернулся в провинцию, чтобы узнать подробности и выяснить правду. К своему удивлению, Йи нашёл свидетелей и участников этих преступлений. Они без зазрения совести рассказывали, как убивали и поедали людей. При этом каннибализм не был вынужденной мерой, он носил идеологический характер. Они верили, что недостаточно просто убить врагов революции, необходимо уничтожить их полностью. Съесть сердце, мозги, печень и даже гениталии. Каннибалы даже устраивали семейные и дружеские банкеты с шашлыками и барбекю. В округе Уксуань всё было ещё хуже. Группы людей подкарауливали своих жертв и набрасывались прямо на улице. Некоторых резали и сдирали с них кожу заживо. В 1968 году произошло чудовищное происшествие: мужчину ударили по голове и, ещё живого, кастрировали, содрали кожу и расчленили. Дети и старики тоже принимали участие в акте каннибализма. К примеру, одна старуха была известна своей манерой вырезать и поедать глаза жертв. А ещё один случай рассказывает, как школьники убили свою учительницу, пожарили и съели прямо в школе.

Случаи каннибализма были слабо известны за пределами Китая, пока Чжэн не написал о своём исследовании. Книга «Алый мемориал» вышла в 1993 году и была запрещена в Китае. Официальные лица до сих пор избегают разговоров на эту тему.

Разумеется, ни один диктатор, ни один руководитель любой страны не признаются в зверствах и преступлениях, произошедших в государстве под их управлением. Таких примеров, к сожалению, тысячи и найдутся они в истории каждого уголка Земли. Остаётся лишь надеяться, что исторический экскурс всё же послужит напоминанием о чудовищных ошибках прошлого, которые не стоит повторять в будущем.