Частное мнение: Почему я ненавижу Android

:

Почему я ненавижу Android? В последнее время этот вопрос задают мне все чаще и чаще. А те, кто не задают, уверены, что я фанат iPhone — вот и все причины. Люди читают мои негативные статьи об Android и вешают на них бирки «необоснованно», «предвзято» и того хуже.

Пожалуй, пора объясниться.

Хотите верьте, хотите — нет, но я ничего не имею против Android. То есть, я ничего не имею против самой операционной системы Android — фактически, в какой-то момент она мне даже нравилась. А ненавижу я то, чем она стала. Точнее то, как ее использовала в своих целях Google.

Давайте вернемся в 2006 год, в то время, когда мобильный рынок в США был непостижимо ужасным. Пять лет подряд (подумать только) самым продаваемым телефоном оставался Motorola RAZR, а единственное, что в нем было хорошего — это физический размер. Операторы полностью контролировали индустрию. Без всяких преувеличений.

Затем девятого января 2007 года — пять лет назад — Стив Джобс вышел на сцену Macworld и показал всем iPhone. Шесть месяцев спустя телефон поступил в продажу. Некоторые высмеяли его по полной, но устройство в корне изменило ситуацию на мобильном рынке.

В то время Apple и Google были союзниками. Они объединились против общего врага: Microsoft. Эрик Шмидт тогда был не просто генеральным исполнительным директором Google, он входил в состав совета директоров Apple. Сервисы Google были неотъемлемой частью первой версии iPhone OS (которую впоследствии переименовали в iOS): Google Maps, YouTube, Google Search и так далее. Apple могла выпустить iPhone и без Google, но многое бы потеряла. А если бы им пришлось с нуля писать собственные карты, то страшно представить на сколько бы все затянулось.

Несколько месяцев спустя, пятого ноября 2007 года, Google вступила в Альянс Открытых Устройств, объединившись с о многими большими игроками на мобильном рынке. В то время это звучало обещающе, но задуматься надо было уже тогда. Первым продуктом альянса стал Android. Сначала вышла бета-версия, но для окончательной доработки потребовался еще год.

Первые прототипы телефонов на базе Android были очень похожи на устройства BlackBerry (и софтом, и железом). Но первое реальное устройство G1 с операционной системой больше напоминало помесь T-Mobile Sidekick с iPhone OS.

Оглядываясь назад, можно с уверенностью сказать, что Стив Джобс был очень недоволен этим и процессом последующей «айфонификацией» Android. Но великие художники крадут, и так далее, и тому подобное. Единственное, что мне тогда в Android не нравилось — это то, что копия iPhone была поганой. Я бы не стал им пользоваться даже за деньги. Многие думали так же.

Джобс тогда, по большому счету, молчал, у него не было потребности говорить. Рынок отвечал за него.

Прошло некоторое время и стало ясно, что, несмотря на огромное количество больших игроков в Альянсе Открытых Устройств, Android не слишком продвигался. В то же время, цена на iPhone упала, в него встроили 3G и продажи взлетели. Google сделала логичный шаг и заключила сделку с крупнейшим оператором связи в США, с Verizon.

В то время у Apple был договор с AT&T, который предоставлял им эксклюзивные права на распространение iPhone. Verizon и Google нуждались друг в друге. Но Google явно больше нуждался в Verizon. Это и стало первой реальной проблемой. Сделка с дьяволом.

Зайдем с другой стороны.

Даже до запуска Android Google явно имела большие планы на мобильный рынок. «Мобильный телефон должен быть бесплатным» — в интервью Reuters заявил Эрик Шмидт в конце 2006 года. Он видел мир, в котором покупателям не нужно было бы платить за мобильные телефоны — реклама (естественно, предоставляемая Google) окупала бы их стоимость. И мы сейчас не говорим о так называемой «бесплатности» с двухгодичным контрактом. Мы говорим о настоящей бесплатности.

До появления iPhone подобные разговоры сочли бы безумием. Но вспомните, Шмидт был членом совета директоров Apple, именно он в 2005 году купил Android для Google, он знал, что произойдет дальше. Без всяких сомнений он намеревался взорвать мобильный рынок.

Но опять же, первые версии Android просто напросто не пошли и ни на каплю не приблизили Шмидта (и Google) к мечте. А значит надо было заключать сделки с операторами.

И все же Google упорно надеялась выпустить бесплатный телефон. Этот телефон получил название Nexus One.

На мероприятии в январе 2010 года Google рассказала о своих планах — якобы он должен был стать первым по-настоящему Google-телефоном. Они были осторожны и не разглашали всех подробностей, но цель была ясна: Google намеревалась подорвать рынок мобильных операторов (для начала в США), переместив место продажи телефонов в интернет. Идея заключалась в следующем: заходишь на сайт, выбираешь нужный телефон, выбираешь нужного оператора, платишь и получаешь то, что хочешь.

Вы только задумайтесь. Вместо того, чтобы идти в магазин конкретного оператора и выслушивать рассказы продавцов о десятках ненужных вам телефонах, можно полностью контролировать процесс. В результате покупатели бы выбирали операторов (и телефоны, и тарифные планы), а значит возникла бы большая конкуренция, а значит и большое предложение хороших сделок от вышеупомянутых операторов, которые, естественно, хотели бы сохранить клиентов.

Можно было бы купить какой угодно телефон разблокированным. В конце концов, в США появились бы SIM-карты с предоплачеными тарифными планами.

Это стало бы началом золотого мобильного века в стране. Тогда я писал, что Apple и Google побороли американских операторов. И мне это нравилось.

Но этому не суждено было случиться.

Тогда должно было стать очевидным (но из-за присутствия на мероприятии операторов связи не стало), что операторам план не понравится. По вполне понятным причинам — он бы превратил их в дерущихся крыс и вызвал бы ценовую конкуренцию. Они бы ни за что не позволили этому случиться, что благополучно и сделали. Через несколько месяцев, ссылаясь на плохие продажи Nexus One, Google прикрыла амбициозный сайт и полностью перешла на сторону операторов.

Более того.

В то время о нем никто не знал, и только много месяцев спустя я услышал, в чем заключался первоначальный план Google на Nexus One. Google cобиралась продавать его без контракта, разблокированным и по сто долларов. Да, стодолларовый, не привязанный к оператору телефон, спонсируемый рекламой Google.

Но в плане была одна маленькая неувязка: у Google не было собственной сотовой сети. Им просто необходима была поддержка хоть одного оператора: хоть Verizon, хоть AT&T, хоть Sprint или T-Mobile. Google, наверное, считала, что благодаря открытости сможет получить необходимые преимущества. К сожалению, компания их не получила.

Услышав об амбициозном плане Google, операторы рассмеялись им в лицо. А учитывая, что Google только что подписала очень важный контракт с Verizon, ему не суждено было осуществиться.

Поэтому в день выхода Nexus One сайт, конечно, запустился. Вот только разблокированный телефон на базе Android там можно было купить не за сто долларов, в за 530. Не судьба.

Более того, Verizon и Sprint заявляли о твердых намерениях, тогда как в действительности даже не удосужились поддержать Nexus One вообще. Настолько дорог им был проект.

Еще больше усложняло ситуацию то, что Verizon и Google не могли прийти к единому мнению по поводу правил Сетевого нейтралитета. Verizon была против, а Google — за. А потом случилось странное. Google сменила свою точку зрения на точку зрения Verizon!

Это было просто невообразимо.

А что случилось через несколько месяцев? Благодаря альянсу Google и Verizon, федеральная комиссия связи решила, что аномальное видение Сетевого нейтралитета вполне себе нормальное. Для ясности: Сетевой нейтралитет в беспроводном мире просто выкинули только потому, что Google перешла на сторону Verizon и заняла ее ужасно противоречивую позицию.

Враг «открытого спектра», оказался врагом Сетевого нейтралитета и благодаря одной сделке перетянул на свою сторону Google. Жадность, за неимением более точного слова — это хорошо.

Все это мы получили благодаря желанию Google завоевать с Android’ом весь мир. Я уже говорил, что они подписали сделку с дьяволом — я не шутил. Они это сделали! И им это сошло с рук!

Каждый день, читая положительные новости об Android, я думаю об этом. Как же чудесно, что платформа, с помощью которой уничтожили Сетевой нейтралитет процветает. Будьте уверены: Android теперь — лучший друг операторов.

Из-за неосторожной сделки Google с Motorola (под воздействием патентной войны, в которой, по большому счету, виноваты Apple и Microsoft), а также из-за того, что модель выгодна только большим игрокам, производители становятся нашей единственной надеждой в борьбе с альянсом Android и операторов.

В итоге многие попытаются сделать что-то своё (возможно даже на базе Android) — они не идиоты и понимают, что реальные деньги можно получать только контролируя весь процесс. Как это делает Apple.

Зная предысторию, я еще больше выхожу из себя. Когда я вижу как Google говорит об открытости платформы, ставя в противоположность «закрытость» iPhone (в плохом смысле), мне хочется закричать и оторвать кому-нибудь голову. Это просто напросто самый яркий пример лицемерия, что я знаю — это бред собачий.

Apple, несмотря на все те тонны дерьма, которые на них выливают за «закрытость», в действительности сделала гораздо больше для общества, пытаясь отвоевать бразды правления у операторов и отдать их в руки покупателям. Google сначала преследовала ту же цель, а потом всадила нам нож в спину, развернулась и пошла в противоположном направлении, перешла на сторону провайдеров. А поскольку они все это время улыбались и кормили нас сказками об «открытости», мы им еще и благодарны остались. Мы им до сих пор говорим спасибо!

Если подумать об этом в контексте приближающихся выборов, успех Google с Android — это превосходный политический маневр. Они взяли плохую в реальности вещь и подали ее так, что многие до сих пор думают, что это хорошо.

Android — это лучшее, что могло случиться с операторами, это новый «опиум для народа». Чтобы они не сделали, все будет хорошо потому, что они делают это на пару с Android — лишь бы не iOS. Что за бред.

Я понимаю, что в команде Android и в Google в целом работает много хороших профессионалов. Я даже знаком с некоторыми из них. Я их уважаю. Но я не уважаю их решение продолжать работать на благо платформе, которая увековечивает наше заточение. Я думаю, многие о таких вещах просто не задумываются. А надо бы.

Я не отрицаю, что у открытости есть положительные стороны — их много. Но в случае с Android, «открытость» украли и взяли под жесткий контроль, чтобы замаскировать теневую сторону того, что происходит на самом деле. И у них это получилось.

Вот поэтому, дамы и господа, я ненавижу Android. К продукту моя ненависть не имеет никакого отношения (он с каждым годом становится все лучше). Моя ненависть связана с тем, как они наплевали на все обещания.

Звучит безумно, но кроме как на восстание производителей (от которого в итоге могут выиграть и операторы), остается надеяться только на Apple и Microsoft.

На Apple — потому, что они ставят покупателей выше операторов и часто за кулисами работают против последних. Они контролируют важные точки продажи — собственные магазины (и, конечно же, App Store).

На Microsoft — потому, что у них есть модель (много устройств и много операторов), которая потенциально может расширится гораздо быстрее модели Apple, и в то же время контроль останется, по большому счету, в покупателей. Их план поддерживает Nokia. У них есть Xbox.