Grabduck

Как Денис Крючков выкупил Хабр у Mail.ru

:

Денис Крючков ( deniskin) рассказал Roem.ru о том, что он смог выкупить акции «Тематических медиа» у Mail.Ru Group и теперь сможет управлять компанией единолично. Мы думаем, что это одно из самых эпохальных событий в истории «Хабрахабра» и по такому случаю у Дениса стоит взять интервью

— Привет, позволь тебя поздравить. Как у тебя получилось выкупить долю Mail.ru в «Хабре»? Никто же не будет продавать курицу, несущую золотые яйца
— Спасибо! Да, конечно, для этого пришлось довольно долго искать деньги. Переговоры c «Мейлом» продолжались несколько лет. Какое-то время они бегали от меня, так что мне пришлось буквально их доставать, чтобы они наконец обратили внимание и вступили в конструктивные переговоры. Я предлагал разные варианты, они думали, брали паузу, затем предлагали что-то свое, я соглашался, затем они отказывались и уходили в игнор. В общем, это был какой-то дурдом, иногда я просто не мог заниматься продуктами, потому что нужно было придумывать, как заставить этих парней обратить на себя внимание и принять решение. В общем, после нескольких лет переговоров мне выкатили предложение о покупке акций. Вся компания была оценена в $10 млн.

— Как так получилось, что деньги на покупку у Mail.ru одолжил «Яндекс»?
— Я долго думал, где и как искать деньги. Для себя твердо решил, что это должен быть предприниматель, который сам построил большой бизнес и которому я мог бы доверять. После истории с DST я не хотел связываться с фондами, с их exit-стратегиями. Поэтому я решил обратиться за помощью к Аркадию Воложу, генеральному директору «Яндекса». Аркадий довольно быстро свёл меня с Григорием Бакуновым ( bobuk), мы начали общаться и договорились о параметрах сделки. «Яндекс» выдал мне кредит на рыночных условиях. Это обычная рыночная сделка, которая позволит нам стать независимыми, а «Яндексу» немного заработать. И, конечно, пока я не расплачусь по этому кредиту, акции компании будут находиться в залоге у «Яндекса». Кредит нас ни к чему не обязывает, «Яндекс» никак не вмешивается в нашу работу и, как я чувствую, они крайне заинтересованы, чтобы главная площадка для гиков оставалась независимым проектом на рынке.

— Mail.ru знал о том, что средства на выкуп акций даёт «Яндекс»?
— Нет. Они, конечно, очень хотели знать, кто дал деньги, но я принципиально не рассказывал и, более того, шифровался, потому что, мне казалось, если генеральный директор Mail.Ru Group Дмитрий Гришин узнает, он мог бы отказаться. Уже после сделки спустя несколько дней я не выдержал и написал ему письмо. Рассказал, вылил ему все, что накипело за прошедшие годы.

— Не похоже на мирное и полюбовное расставание.
— Не похоже. Но мы никогда не хотели быть частью Mail.ru Group и подчиняться Дмитрию Гришину, чьи жизненные принципы и бизнес-методы для меня являются неприемлемыми. Нас поженили с Mail.Ru Group без нашего желания, аналогично, как Дурова и остальных предпринимателей, которые согласились на предложение Юрия Мильнера, а в итоге оказались вынужденными иметь дело с Mail.ru: накануне IPO Mail.Ru Group DST воспользовался пунктом в акционерном соглашении и передал свой пакет в создаваемую MRG.

— Тебе пришлось занять несколько миллионов долларов?
— Точную сумму я не могу сказать, но занять пришлось много.

— Почему Mail.ru долго не хотел обсуждать с тобой вопрос выкупа акций «Хабра»?
— Мне кажется, что Дмитрий Гришин и Верди Исраелян затаили на меня зуб после того, как я отказался создавать инвестиционный фонд, который они хотели создать, и для которого они хотели использовать бренд «Хабрахабра», поскольку на рынке у «Мейла» сложилась не очень хорошая репутация и создавать фонд, который бы ассоциировался с «Мейлом», не было никакого практического смысла. Идея Гришина, которую он мне озвучил в конце зимы 2012-го года, заключалась в том, что он был готов предоставить мне кредит из своих личных средств на выкуп Хабра у Mail.ru по заниженной, очень заниженной оценке — в несколько раз меньше оценки, по которой прошла сделка спустя более чем год, чтобы кредит не был для меня большим бременем. Взамен после выкупа я должен был создать условный «Хабрафонд», в который топ-менеджеры Mail.Ru Group планировали занести личные деньги и инвестировать в стартапы, не раскрывая себя. Я должен был быть ширмой, скрывать происхождение средств и окучивать стартаперов, которых очень много на Хабре, как ты знаешь.

— Чем плоха идея «Хабрафонда»? Аррингтон же сделал CrunchFund?
— C экономической точки зрения это был прекрасный шанс освободить «Хабр» от влияния Mail.Ru Group и обрести независимость, верно. Но я предпочёл принципы: история, когда топ-менеджер Mail.ru получает какие-то выгоды от твоей сделки с Mail.ru, выглядит двусмысленной. Это раз. Два — я не хотел быть ширмой для людей, репутация которых такова, что они боятся действовать от своего имени, а хотят прикрываться «Хабром», бренд которого принадлежит в том числе пользователям. Три — после создания CrunchFund у Арингтона начались проблемы с репутацией, его перестали воспринимать как неангажированного человека, я не хотел бы оказаться в подобной истории.

— Как ты вообще работал с Mail.ru при наличии таких разногласий?
— Здесь надо отдать Гришину должное. Еще на первой встрече, когда нас пытались слить в Мейл накануне IPO, я сказал, что если аудитория Хабра узнает, что компанией владеет Mail.Ru, у нас будут большие проблемы. Он согласился. Он знал о нашей обособлености и о том, что аудитория сайта относится к ним, скажем так, не совсем положительно. Поэтому на собрании акционеров основным вопросом были деньги: Mail.Ru Group регулярно получал от нас дивиденды, а я управлял компанией и объяснял тем, кто интересовался и задавал вопросы, что Mail.ru Group на нас не влияет. Для примера, мы не вешали на «Хабр» копирайт Mail.ru, хотя нам на это намекали.

— Возможность платить дивиденды была у вас всегда? Насколько прибылен «Хабр»?
— Сейчас нам хватает денег и на развитие, и на обслуживание кредита. А вот в 2008-м году было очень тяжело. Грянул кризис и у нас возник конфликт с DST: они каждую неделю требовали сокращать затраты, нам пришлось заморозить «Автокадабру», закрыть только что созданные «Дрибблер» и «Респективу», уволить половину сотрудников. Давление было такое, что меня это всё достало. Мою жизнь превратили в ад и довели до ручки. В какой-то момент я решил, что душевное спокойствие важнее общения с этими ребятами и предложил Мильнеру выкупить 55 процентов моих акций за 55 долларов. По сути, вся компания была оценена в символические 100 долларов (улыбается).

— Неплохой рост капитализации за 5 лет. И неужели Мильнер отказался?
— Он, конечно, согласился. Но перестарались его эффективные менеджеры, тот же Верди Исраелян, который, в общем-то, и руководил всей этой историей по отжиму меня из компании. Они действовали как коллекторы, забирающие твоё имущество за долги: слова «мы дали тебе денег, а ты облажался» — это самое мягкое, что я слышал. В итоге, они очень сильно перегнули палку, когда сказали, что я ещё должен отдать им ноутбук. Они буквально бегали за мной и требовали, чтобы я отдал им все, включая ноутбук. Я был в шоке — людям отдавали компанию полностью, практически задаром, но они хотели забрать всё, даже мои персональные вещи. В этот момент я отказался продавать «Хабр» за 55 долларов и подписывать документы. Они продолжали настаивать на сделке, звонили, угрожали («твоя компания никогда не станет прибыльной», — кричал мне в телефон сотрудник DST Феликс Шпильман), требовали, но момент был упущен.

— Если Мильнер и его люди такие жёсткие чуваки, как ты вообще согласился на партнёрство с ними?
— Мильнер был очень обаятелен, когда мы встречались с ним и Григорием Фингером, его партнером. Он улыбался, смотрел добрым глазами, рассказывал свою историю, в точно таком же виде, как она была потом опубликована в Forbes, как он учился в Штатах, как он стал инвестором интернет-проектов и так далее. Позже я узнал, что в тот момент, когда начался второй интернет-бум, он инвестировал в России буквально во все, во что можно было инвестировать. Тогда он сидел у себя в офисе на последнем этаже в высотке около метро «Курская» на набережной Яузы и смотрел на топ русских проектов в Alexa.com. Он покупал там всё-всё-всё, что имело заметную посещаемость. Он даже инвестировал в варезную помойку nnm.ru — у нее был большой трафик и он думал, что из этого может вырасти большой бизнес. В тот момент, как мне кажется, он не совсем понимал, что реально вырастет и станет next big thing. Юрий был похож на человека, который шел по улице, слышал запах вкусной лапши с соусом терияки, метался, но не понимал, откуда он доносится. Чтобы понять, он просто заходил в каждое заведение и проверял: «а не здесь ли готовят эту лапшу?». Так было и с интернет-проектами: он давал всем деньги, надеясь, что кто-то выстрелит и будет его счастливым билетом в высшую лигу. В целом он производит очень хорошее впечатление, с ним приятно общаться. Но ровно до того момента, пока вы не подпишете с ним обязующие документы. Тогда он снимает маску и превращается в хищника.

— Что дальше? На что сейчас живёт Хабр, чем будут заниматься «Тематические медиа»?
— Мы планируем провести ребрендинг и отказаться от прежнего названия компании в пользу Tech Media, что можно сократить до ТМ как и прежде. Мы решили больше не лезть в другие ниши, сейчас мы сконцентрированы на сервисах для IT-специалистов, это наша аудитория, у нас 8 млн уникальных пользователей в месяц. У нас осталась «Автокадабра», это наш проект-хобби, который кроме прочего мы иногда используем как полигон для обкатки новых фич «Хабра» — там меньше цена ошибки. Но остальные проекты будут связаны с IT: Hantim, Freelansim, Brainstorage, совсем скоро перезапустим Toster. Постепенно доля доходов от этих сервисов увеличивается по сравнению с доходами от рекламы, так что, возможно, скоро наступит момент, когда мы вообще откажемся от размещения медийной рекламы на Хабре.

В общем, планов у нас много, теперь в компании еще более сильная, чем прежде, команда, мы с оптимизмом смотрим в будущее. Дальше будет только хорошее, все трудности, падения и разочарования уже позади.

Интервью подготовлено редакцией Roem.ru — не забудьте подписаться на наш блог на Хабре!