GrabDuck

Финансовый учет: отход от реальности

:

Финансовый учет никогда не отличался безупречностью. Система, появившаяся на свет сотни лет назад, сочетается с современным бизнесом не больше, чем гусиное перо, с помощью которого заполнялись первые гроссбухи.

Ряд принципиальных проблем существовал всегда:

  • Финансовый учет обращен в прошлое, а не в будущее, что позволяет вести счет, но не выигрывать.
  • Системами финансового учета предоставляется немалый простор для интерпретаций, а следовательно, для искажения реальной картины. Многолетняя «коррекция» показателей прибыли за счет манипуляций исключительными статьями, списаниями, амортизацией нематериальных активов, различными методами управления запасами, инвентаризацией и даже различными методами учета реализации обеспечивает существенный простор для маневра. Не удивительно, что аналитики и менеджеры фондов с таким подозрением относятся к компаниям, которые даже на пенни не выходят за плановые показатели доходности. Если же такое случается и после всей нивелировки планов и подгонки цифр, то проблемы действительно серьезны.
  • Данные финансового учета — лишь один из элементов оценки эффективности компании. Доля рынка, уровень продаж, темпы роста, производительность, появление новых продуктов являются более выразительными перспективными индикаторами состояния дел, чем ретроспективные финансовые показатели.

В XXI веке проблемы еще больше углубляются. Сфера финансового учета продолжает сражения века минувшего, пытаясь совместить разнородные стандарты. Между тем задача профессии состоит не в стандартизации, а в повышении качества своего продукта.

Корень проблемы — нематериальные активы. Когда Лука Пачоли изобрел бухгалтерию на основе двойной записи, предполагалось, что записи отражают реальные, материальные активы, имеющие конкретную рыночную стоимость в звонкой монете. Это предположение 500-летней давности и сегодня составляет сердцевину бухгалтерского учета. Простой взгляд на бизнес XXI века убеждает в неверности древнего постулата. Активы современного бизнеса не являются ни материальными, ни переуступаемыми.

«Nike»: ценность бизнеса — в его бренде. Продукция производится вне компании. Материальные активы представлены по большей части старыми постерами. Предпринимаются героические, но малопродуктивные попытки оценить бренды. С точки зрения бухгалтерии надежной методики отражения стоимости бренда в балансовом отчете не существует. Быть может, она представлена затратами на рекламу или объемом капиталовложений?

Инвестиционные банки: их активы каждый вечер покидают стены офиса. Эти активы — профессиональные навыки персонала. Сто лет назад бухгалтерии не надо было беспокоиться о навыках: капиталисты предоставляли капитал, управленцы управляли, работники работали. Работники не были отягощены квалификацией, и на их место легко было набрать других.

Электронный бизнес: его ценность не в материальных активах, а в качестве интеллектуальной собственности, бизнес-концепции предприятия.

Фармацевтические компании: ценность бизнеса — в патентах и мощной дистрибьюторской сети. Материальные активы составляют малозначительную долю, если не считать золотых россыпей наличности. В системе финансового учета эти активы не отражаются, как не указывается и то, каким образом следует эти активы инвестировать.

Смещение центра тяжести с материальных активов на нематериальные также связано с радикальным изменением структуры издержек в пользу постоянных.

Когда Адам Смит наблюдал в Глостере за производством булавок, себестоимость каждой булавки определялась двумя основными статьями переменных издержек: затратами на сырье и рабочую силу. Накладные расходы практически отсутствовали. У производителя булавок не было агентов по рекламе, коммерческих подразделений, не обременял он себя и функциями стратегического планирования и управления человеческими ресурсами, не имел компьютерных систем, телефонных сетей, штаб-квартиры, штата бухгалтеров и всего того, что составляет сегодня инфраструктуру жизнеобеспечения корпорации.

Взрывной рост накладных и полупеременных затрат стал для традиционной системы финансового учета настоящим кошмаром:

  • Издержки и прибыль во все более значительной степени определяются потенциально произвольными решениями о перераспределении накладных расходов. Финансовый учет, основанный на бюджетах служб и подразделений, не обеспечивает менеджмент надежной базой для принятия таких решений.
  • Балансовый отчет последовательно утрачивает связь со стоимостью бизнеса и находящимися в его основе действительными, нематериальными активами.
  • Достоверность показателя прибыли весьма относительна, а потому при получении годового отчета внимание следует обращать не столько на итоговые цифры прибылей и убытков, сколько на пояснения, позволяющие определить, каким образом эти показатели складывались.

Пожалуй, единственным заслуживающим доверия документом остается отчет о движении денежной наличности, хотя и его можно подправить путем «творческого» перераспределения по времени показателей продаж и затрат. Получить лживый отчет за период в три-пять лет затруднительно. Однако пять лет — это уже история, а не арена действий для менеджмента или инвесторов. На вызовы наступившего века призван ответить оперативный менеджерский учет текущей деятельности; что же касается финансового учета, то он живет веком минувшим.

Владимир Михайлович Родионов
Финансовая Академия при правительстве Российской Федерации.

Опубликовано на Элитариум