GrabDuck

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им

:

 

МЕТОД ДИАГНОСТИЧЕСКОГО И

ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКОГО ИНТЕРВЬЮ

 

Введение. 3

Метод беседы в психологии. 5

Его значение и место среди других методов. 5

Метод беседы и проблема общения в психологии. 7

Ситуация проведения беседы. 10

Техника проведения беседы.. 13

Типы бесед. 13

Структура беседы.. 16

Вербальное общение. 18

Невербальное общение. 23

Диагностическое интервью. 26

Психодиагностические методики. 26

Полустандартизированная беседа. 29

Клиническая беседа (Б.В. Зейгарник). 32

Психоаналитическое интервью. 34

Психотерапевтическое интервью. 37

Заключение. 40

ПРИЛОЖЕНИЕ 1. 41

ПРИЛОЖЕНИЕ 2. 42

Литература. 43

 

 

Введение.

         В этой курсовой работе я рассматриваю метод диагностического и психотерапевтического интервью. Впервые метод клинической беседы был разработан и использован Ж.Пиаже для изучения качественных, а не количественных, характеристик интеллекта и мышления. Сегодня этот метод широко применяется в различных областях психологии: клинической, социальной, возрастной и т.д. В своей работе я постаралась выделить черты метода беседы,  как клинического метода.

         В первом разделе я останавливаюсь на методологических вопросах метода беседы: его значение и место среди других психологических методов, проблема общения в психологии и ситуация проведения беседы.

Второй раздел посвящен более специальным вопросам техники проведения беседы: какие существуют типы бесед, чем они отличаются друг от друга, какова традиционная структура беседы, из каких этапов она состоит, значение и проявления вербального и невербального общения, описание различных вербальных техник, а также основных аспектов невербального поведения.

В третьем разделе я рассматриваю диагностическое интервью: правила применения диагностических методик, виды диагностических методик, подробное описание диагностического исследования самооценки (включающего в себя диагностическую беседу) по методике Т.Дембо – С.Я.Рубинштейн, термин «клиническая беседа» с точки зрения Б.В.Зейгарник и психоаналитическое интервью на примере структурного интервью О.Кернберга.

Четвертый раздел посвящен психотерапевтическому интервью. Здесь я рассматриваю индирективную беседу К.Роджерса в рамках его человекоцентрированного подхода.

         Таким образом, в этой работе я постаралась рассмотреть метод диагностического и психотерапевтического интервью с различных сторон, выделить черты, характерные для метода беседы, применяемого в любой области психологии, и черты, характерные лишь для метода клинической беседы.

 

 

Метод беседы в психологии.

Его значение и место среди других методов.

Метод беседы занимает одно из важнейших мест в практической деятельности клинического психолога. Он используется для решения задач диагностики, экспертизы и психологической помощи, а также использование интервью служит вспомогательным средством для развития разного рода опросников. Для решения этих задач также используют другие методы (например, наблюдение и эксперимент), но метод беседы все же занимает центральное место, так как он дает возможность «вглядеться во внутренний мир человека, во многом понять его сложное, часто противоречивое содержание» [1] .

Клиническое интервью является «универсальным средством обследования» [2] , которое позволяет терапевту быстро собрать информацию в течение нескольких встреч, используя гибкий разговорный стиль. Психодиагностическое интервью отличается от других видов целенаправленного разговора тем, что служит сбору конкретной информации о конкретном человеке. Наблюдение за клиентом (за выражением его лица, положением тела, интонациями, жестами, манерами и движениями) во время беседы может дать важную дополнительную информацию о нем.

С одной стороны, может показаться, что метод беседы не выдерживает сравнения с точными экспериментальными процедурами, этот метод не требует привлечения сложной дополнительной аппаратуры и оборудования. С другой стороны, если, например, сравнить метод беседы с экспериментом, то можно обнаружить интересный факт: основой эксперимента является взаимодействие с людьми, беседа с ними, в ходе которой «психолог старается получить наиболее достоверную и полную информацию о человеке» [3] . Как пишет А.М.Айламазьян, ни один эмпирический метод «не существует без этого диалога, без заинтересованной встречи двух людей, которая является их непременным условием» [4] . Таким образом, и для успешного проведения беседы, и для успешного проведения эксперимента необходимо уметь установить контакт с собеседником или испытуемым, а также уметь использовать навыки общения и наблюдения.

Необходимо отметить, что метод беседы как процесс общения отличается от обыденного разговора и служит задаче получения объективных данных, поэтому исследователю необходимо уменьшить субъективность результатов, вводимую участниками интервью. Для достижения этого предлагается ряд правил и процедур, о которых будет рассказано ниже.

Поскольку интервью относится к наиболее часто используемым методам психологической диагностики, то появляется необходимость определить отличия его от обычного разговора. Во-первых, в клинической беседе точно заданы роли партнеров (один из них – спрашивающий, второй - опрашиваемый). Во-вторых, интервью всегда направлено на определенную цель. В-третьих, на основе данных интервью принимаются соответствующие решения о способах терапевтического вмешательства, психотерапевтической помощи.

         «Любой объект знания (в том числе человек) может быть воспринят и познан как вещь. Но субъект как таковой не может восприниматься и изучаться как вещь, ибо как субъект он не может, оставаясь субъектом, стать безгласным, следовательно, познание его может быть только диалогическим» [5] . Значит изучать человека как субъекта, как личность можно только вступив с ним в диалог, в беседу равных, в беседу двух личностей.

 

Метод беседы и проблема общения в психологии

         Процесс общения, интервьюирования, беседы обычно рассматривается как процесс интеракции, или взаимодействия, как процесс коммуникации и социальной перцепции, или социального восприятия.

         С одной стороны, процесс общения описывается в системе отношений «субъект-субъект», то есть подчеркивается взаимность этого процесса, когда каждый из участников относится к своему партнеру как к субъекту, обладающему, как и он, сознанием. И.Н.Калинаускас пишет, что у другого человека есть самосознание, если он нас понял, то есть дал ответ; следовательно, «диалог – метод обнаружения в мире другого самосознания» [6] .

         С другой стороны, необходимо подчеркнуть опосредованность процессов общения деятельностью участников, то есть процесс общения осуществляется в ходе совместной деятельности участников по решению той или иной задачи или проблемы. У участников беседы есть общий мотив деятельности, следовательно, партнеры в диалогическом общении – это «партнеры в собственном смысле слова, не соглядатаи, а собеседники, объединенные общностью действительного мотива и связанные отношениями соавторства, взаимной поддержки и взаимопомощи» [7] . В результате процесс общения становится совместной деятельностью, позволяя сосредоточиться на предмете диалога.

         Таким образом, в отличие от большинства методов психодиагностики при использовании интервью сам исследователь становится составной частью диагностической ситуации, будучи «диагностическим инструментом» [8] и оценивателем одновременно. Все это означает, что психологу в ситуации проведения беседы приходится не просто регистрировать реакции клиента, но и реагировать на всю внешнюю картину ситуации.

         Интересный подход к структурному описанию взаимодействия в процессе общения представлен в трансакционном анализе, автором которого является Э.Берн. Он выделяет единицу общения и называет её трансакцией. Каждый участник взаимодействия, по Э.Берну, может занимать одну из трех позиций, которые можно обозначить как Родитель, Взрослый, Ребенок. При этом взаимодействие наиболее эффективно, когда трансакции носят «дополнительный» характер, то есть совпадают: если партнер обращается к другому как Взрослый к Взрослому, то и тот отвечает с такой же позиции.

Ряд простых дополнительных трансакций Взрослого, направленных на окружающее, Э.Берн называет процедурой. «Психотерапия является процедурой, когда ситуацией управляет Взрослый психотерапевта» [9] .

         «Серию последовательных скрытых трансакций, когда их исход можно четко установить и предсказать» [10] Э.Берн называет игрой. «Игра – это повторяющаяся раз за разом цепочка похожих друг на друга трансакций, которые внешне выглядят достаточно естественно, но содержат неявную мотивировку» [11] . Э.Берн выделяет три типа игр на приеме у психотерапевта:

1. Игры, в которые играют психотерапевты и другие представители службы помощи: "Я всего лишь пытаюсь помочь вам" и "Психиатрия";

2. Игры, в которые играют люди с медицинским образованием, входящие в качестве пациентов в состав психотерапевтических групп, например "Оранжерея";     

3. Игры, в которые играют пациенты и клиенты: "Бедняк", "Крестьянка", "Дурачок" и "Убогий”.

Играя в игры первого типа, психотерапевт уверен, что «Он – целитель, потому что так написано в его дипломе». Он следует определенной методике, не задумываясь о том, приносит ли она пользу пациенту. Такое отношение к процессу психотерапии может оказаться вредным для пациента, поэтому Э.Берн советует придерживаться более полезной установки: «Я постараюсь использовать все известные терапевтические процедуры. Надеюсь, они будут полезны» [12] . В этом случае психотерапевт сможет уйти от игр, диктуемых установкой: «Так как я – целитель, только вы будете виноваты, если не выздоровеете» [13] .

В игры второго типа чаще всего играют «молодые ученые с гуманитарным образованием, например психологи» [14] . Они разыгрывают процесс психотерапии в шутливом варианте. В случае игры «Оранжерея», участники группы рассказывают о своих «настоящих чувствах» так, как будто бы это какой-то экзотический цветок в ботаническом саду чувств [15] . Если не прервать эту игру вовремя, то она может длиться годами, при этом само лечение может оказаться малоэффективным.

Игры третьего типа являются дополнительными к игре «Я всего лишь пытаюсь помочь вам». Играя в эти игры, пациенты уходят в сторону от решения проблем, вину за все происходящее они приписывают своей бедности или убогости.

Э.Берн говорит о том, что в некоторых случаях следует поддерживать игры, а иногда следует их прервать, чтобы они никому не принесли вреда.

 

Ситуация проведения беседы.

Выше было сказано, что метод беседы служит задаче получения объективных данных, поэтому для того, чтобы уменьшить субъективность результатов, вводимую участниками интервью, предлагается ряд правил и процедур проведения беседы.

Беседа между обследуемым и психологом проходит в определенной ситуации. Прежде всего необходимо выяснить, что включает в себя понятие «ситуация проведения беседы».

Во-первых, это обстановка проведения беседы, её пространственная организация и внешнее оформление.

Во-вторых, это система или совокупность социальных значений тех моментов, которые её составляют.

В-третьих, это правила и нормы поведения, социальное значение и статус данной ситуации.

В-четвертых, это психологическая ситуация, не сводимая ни к среде и обстановке, ни к социальной ситуации, то есть правилам и нормам поведения. Психологическая ситуация представляет собой позицию отдельно взятой личности, «это социальная ситуация в её субъективных координатах, отражающих тот индивидуальный смысл и значение, которые имеют для человека как окружающие его предметы, так и принятые в данных обстоятельствах нормы и правила поведения» [16] .

Таким образом, понятие «ситуация проведения беседы» включает в себя объективные условия – требования, предъявляемые к деятельности человека в беседе (социальная ситуация), его субъективное «восприятие» этих условий, его субъективную позицию и задачи в беседе, а также предполагает анализ процесса перехода от «объективной» ситуации к «субъективной», или иначе – процесса включения человека в предлагаемую ему социальную ситуацию и способов, приемов этого включения.

Проводя нормативный анализ ситуации проведения беседы, с одной стороны, необходимо учитывать, что беседа «всегда проводится той или иной организацией и психолог выступает как представитель и от лица  данной организации» [17] , а с другой стороны, психологическая беседа должна быть «выключена» из системы социальных связей человека.

Существует несколько способов изоляции беседы от социальной жизни. Во-первых, это заверения психолога и тем самым учреждений, организаций, которые он представляет, в соблюдении профессиональной тайны (и действительным её соблюдением). При этом беседа не должна проводиться в присутствии третьих лиц, не должно существовать возможности подслушать её или случайно услышать. Соблюдение принципов анонимности и конфиденциальности очень важно для того, чтобы беседа была свободной и откровенной. Если клиент соглашается, чтобы во время проведения беседы его называли его собственным именем, то «вместе с тем следует гарантировать не использовать его имени вне ситуации эксперимента или консультации» [18] .

Во-вторых, «выход» из обычной системы связей человека подчеркивается специальными приемами. Для проведения беседы желательно выбирать нейтральные помещения, не связанные с местом работы, учебы, семейной жизнью. Особую роль играет атрибутика помещения. Отсутствие знаков традиционных официальных учреждений должно сочетаться с собственной символикой, ассоциирующейся с безопасностью, удобством, терпимостью и свободой поведения. Так, например, плотные шторы и приглушенный свет вместе с удобной, не кабинетной мебелью, являются знаком безопасности и изоляции.

Выделяют следующие правила поведения в ситуации беседы:

-      установка на искренность и установка на открытость;

-      гарантия защищенности или безопасности ситуации;

-      доверие психологу (основанное на том, что психолог не может нанести вреда, преследовать личные корыстные цели или быть некомпетентным) и обоюдное доверие друг к другу;

-      наличие исследовательской задачи, достижение тех ил иных целей исследования.

В процессе беседы роли её участников (психолога и клиента) не симметричны, хотя и направлены на решение одной задачи – исследование тех или иных психических явлений. Эти роли различны по своему отношению к задаче беседы: психолог является носителем исследовательской задачи и цели, а клиент находится в более неопределенной ситуации, он может принимать эту цель или не принимать. Следовательно, разные варианты отношений участников к задаче беседы представляют собой психологически разные ситуации и требуют различного включения в эти ситуации и различные тактики и формы ведения беседы. Таким образом, можно различать беседу исключительно исследовательскую и беседу диагностическую, а также беседу психотерапевтическую (реализующую и задачи исследования).

Соблюдение правил и норм поведения в психологической беседе помогает избежать «выпадения» из ситуации беседы, то есть исчезновения интереса к беседе, желания побыстрее закончить обследование, пассивности и формальности. Нарушение изоляции данной социально-психологической зоны, такое как неожиданный телефонный звонок, может привести к разрушению ситуации проведения беседы.

Также необходимо отметить, что изменение смысла ситуации, когда, в ней находятся признаки другой ситуации (с другой системой норм),  происходит её трансформация, например, если обращаться к собеседнику на «ты», то ситуация психологического исследования может превратиться в интимную беседу.

 


        Практическое применение метода беседы связано с выбором типа беседы: либо полностью контролируемой, либо практически свободной.

Основными критериями отнесения беседы к определенному типу являются особенности предварительно подготовленного плана (программы и стратегии) и характер стандартизации беседы, то есть её тактика. Под «программой и стратегией», как правило, подразумевают составленный психологом в соответствии с целями и задачами беседы набор смысловых тем, в которых проявится необходимое психическое содержание, и последовательность движения между ними. Под понятием «тактика» обычно подразумевают то конкретное поведение в беседе, которое будет осуществляться. Чем выше стандартизация беседы, тем более строг, определен и неизменяем набор и форма вопросов психолога в ней, то есть тем более жесткой и ограниченной является его тактика. Стандартизация беседы означает также и то обстоятельство, что инициатива в ней перемещается на сторону психолога, задающего вопросы.

         Таким образом, если беседа полностью контролируемая, то она предполагает жесткую программу, стратегию и тактику, если же беседа является практически свободной, то она предполагает отсутствие заранее сформулированной программы и наличие инициативной позиции в беседе у того, с кем она проводится.

Выделяют следующие основные типы бесед:

-      стандартизованная беседа – стойкие программа, стратегия и тактика;

-      частично стандартизированная – стойкие программа и стратегия, тактика значительно более свободная;

-      свободная – программа и стратегия заранее не определяются или же только в основных чертах, тактика совершенно свободная.

Стандартизированные беседы позволяют сравнивать разных людей; для их проведения необходимо достаточно много времени, они могут опираться на меньший клинический опыт психолога и ограничивать непреднамеренное воздействие на испытуемого. Однако стандартизованные беседы обладают большим недостатком  - «они представляются не вполне естественной процедурой, имеющей более или менее выраженный оттенок экзаменационного опроса, и поэтому сковывающей непосредственность и вызывающей к действию защитные механизмы» [19] . В основном, этот тип беседы используют в тех случаях, когда психологом уже установлено сотрудничество с собеседником, а так же если исследуемая проблема несложна и носит частичный характер.

Свободная беседа всегда ориентирована на конкретного данного собеседника. С её помощью можно получить множество данных не только прямым, но и косвенным образом, поддерживать контакт с собеседником. Свободный тип беседы отличается сильным психотерапевтическим содержанием, обеспечивает высокую спонтанность проявления значимых признаков. Этот тип беседы характеризуется особенно высокими требованиями к профессиональной зрелости и уровню психолога, потому что недостаток стандартизации может привести к низкой надежности и селективному сбору данных.

Для получения конкретной информации и полного освещения специфических проблем клинические психологи используют полуструктурированное клиническое интервью. Этот тип беседы включает в себя специфические вопросы, сформулированные в целях последовательного и независимого сбора информации.

Эффективность использования полуструктурированного интервью может быть нарушена из-за плохого контакта между психологом и пациентом. Поэтому целесообразным является включение в беседу разнообразных модификаций – тактических приемов, позволяющих обогатить её содержание. Так, например, проводя беседы с детьми можно использовать куклы, различные игрушки, бумагу и карандаши, драматические сценки. Эти же приемы можно применять и в беседах со взрослыми, соблюдая условие их органичного вхождения в систему разговора.

В завершении обсуждения различных типов бесед, необходимо сказать несколько слов о проведении первичной консультации. К.В.Ягнюк выделяет три основные задачи первичной консультации: межличностную, диагностическую и терапевтическую. Межличностный план – это установление отношений с клиентом, важнейшими условиями которого являются качество присутствия, то есть «способность невербального выражения консультантом вовлеченности в беседу» [20] , конгруэнтность или искренность, естественность, безусловное положительное отношение, то есть безоценочное принятие жизненного опыта клиента, проявление теплоты и заботы, и эмпатия, то есть проявление участия и признание чувств клиента. Диагностический план – это определение проблем клиента и рабочих гипотез об их природе. «… Для того чтобы вести себя терапевтически, консультант, прежде всего, должен стать диагностом» [21] . Терапевтический план – это создание особых условий, благодаря которым клиент получает возможность решения своих психологических проблем.

         В начале первичной консультации следует сообщить клиенту о цели встречи, а также о времени, которое она может занять. Для того чтобы вовлечь клиента в рассказ о себе, надо начинать беседу с простых открытых вопросов, на которые нельзя ответить «да» или «нет». В начале первичной беседы нежелательны длительные паузы, если же они все-таки возникают, их следует «заполнить» обобщениями того, что уже было услышано. На этой стадии беседы также следует определить подходящий уровень активности.

         Основная задача середины консультации – формулирование гипотез о природе проблем клиента и их проверка посредством сбора дополнительной информации и применения уместных пробных вмешательств. При переходе к изучению новой темы важно закончить предыдущую линию исследования.

В конце первичной беседы надо подвести итоги и обсудить следующий шаг в решении проблемной ситуации, предоставить клиенту релевантную информацию и дать профессиональную рекомендацию. Основной же целью конечной фазы является облегчение эмоционального отреагирования.


Структура беседы

В структуре любой беседы выделяют четыре этапа: вводный этап, этап общих открытых вопросов, этап подробного обсуждения основной темы беседы и завершающий этап.

Вводный этап необходим для установления контакта с собеседником: его надо заинтересовать и привлечь к сотрудничеству. Если инициатором беседы является психолог, он должен сделать понятной значимость личного участия собеседника в беседе. Если инициатором беседы является собеседник психолога, то во вводной части необходимо показать, что психолог тактично и бережно относится к позициям собеседника, ничего не осуждает, но и не оправдывает, принимая клиента таким, каков он есть.

         Во вводной части беседы происходит первая проверка её стилизации. В зависимости от возраста собеседника, его пола, социального положения, жизненной среды, уровня знаний психолог использует различные выражения и обороты, различные обращения. Таким образом, словарный состав, стиль, концептуальная форма высказываний должны вызывать и поддерживать у собеседника положительную реакцию и желание давать полную и истинную информацию.

Содержание и продолжительность вводной части беседы зависят от того, будет ли она единственной с данным собеседником или у нее возможно развитие; цели исследования также влияют на продолжительность и содержание беседы.

         Особую роль для установления и поддержания контакта на первом этапе беседы играют невербальные способы взаимодействия, такие как контакт глаз, которые свидетельствуют о понимании и поддержке собеседника.

         Когда между психологом и его собеседником установлен прочный контакт, необходимо переходить к следующему, второму этапу. На этом этапе психолог задает общие открытые вопросы по теме, с целью вызвать как можно больше свободных высказываний собеседника, изложение им своих мыслей и переживаний. Подобная тактика позволяет психологу накопить определенную фактическую событийную информацию о клиенте. Если психолог успешно справляется с этой задачей, это позволяет ему перейти к этапу подробного прямого обсуждения основной темы беседы. Логика развития беседы от общих открытых вопросов к более специфичным, конкретным реализуется также внутри каждой частной смысловой темы.

         Третий этап беседы представляет собой подробное исследование содержания обсуждаемой проблемы. Иногда этот этап называют «кульминацией беседы» [22] . Он является наиболее сложным, поскольку здесь все зависит только от психолога, от его умения задавать вопросы, слушать ответы, наблюдать за поведением собеседника. В этой части беседы лучше обходиться без закрытых вопросов и использовать незавершенные предложения. Конкретные цели и задачи беседы полностью определяют содержание этого этапа беседы.

         В заключении беседы необходимо обобщить полученную информацию. Это происходит на завершающем этапе беседы. Переходить к нему возможно после успешного и достаточно полного проведения предшествующих этапов исследования. Одной из основных задач психолога на этом этапе беседы является снятие, ослабление напряжения, возникшее в ходе беседы. Если беседа предполагает последующее продолжение, то её завершение должно сохранить готовность собеседника к дальнейшей совместной работе.

         Необходимо отметить, что описанные этапы беседы не имеют жестких границ. Переходы между ними являются постепенными и плавными. Однако «перескакивание» через отдельные фазы беседы может привести к резкому снижению достоверности получаемых данных, нарушить процесс общения, диалога собеседников.


Вербальное общение

В общем смысле вербальное общение в процессе беседы предполагает умение правильно обращаться к своему собеседнику, задавать вопросы и слушать его ответы.

Существуют специальные вербальные психотерапевтические техники, то есть определённые виды реакций со стороны консультанта, направленные на достижение промежуточных и конечных целей психологического консультирования, но в их обозначении наблюдается некоторая ограниченность и неточность. К.В.Ягнюк произвел систематическое изложение описанных в литературе вербальных техник. Его типология включила в себя 15 категорий.

1. Поощрения – это «утверждения, которые демонстрируют признание, подтверждение и понимание сказанного клиентом» [23] . К поощрениям относятся короткие реплики, такие как "Ага", "Угу", "Так", короткие фразы типа "Я понимаю" или "Да-да, продолжайте", а также фразы наподобие "Продолжим нашу беседу". Если использование поощрений становится чрезмерным, то они начинают раздражать или становятся просто смешными.

2. Повторение -  «это почти буквальное воспроизведение сказанного клиентом или избирательное акцентирование определенных элементов его сообщения» [24] . Этот прием создает у клиента ощущение, что психолог стремится понять и почувствовать то, что он выражает, а также фокусирует внимание клиента на сообщении и позволяет ему «осознать дополнительные значения и выразить невысказанное» [25] . Одним из наиболее распространенных вариантов этой техники является повторение последних слов или ключевой фразы высказывания клиента, часто с вопросительной интонацией. Этот прием создает впечатление незаконченного предложения, которое побуждает клиента к его завершению. Не стоит повторять сказанное машинально, так как при повторении особую роль играет интонация, отражающая эмоциональный оттенок сообщения клиента.

3. Вопросы - это «приглашение о чем-то рассказать, средство сбора интересующей информации, уточнения или исследования опыта клиента» [26] . С помощью вопросов можно: вести процессы передачи информации собеседника в определенном направлении, соответствующем программе беседы; взять инициативу в беседе; активизировать собеседника, чтобы от монологической речи перейти к диалогу; дать возможность собеседнику проявить себя, показать свои знания, продемонстрировать свои мнения, оценки, взгляды и позиции. Существует несколько классификаций типов вопросов, используемых в беседе. Одна из них основана на широте предстоящего ответа. В ней выделяют закрытые вопросы и открытые. Закрытый вопрос предполагает короткий ответ или подтверждение предположения консультанта. Такой вопрос предполагает ответ «да» или «нет». Когда психолог хочет призвать клиента к свободному рассказу о чём-то, закрытые вопросы не лучшее средство. Однако когда необходимо уточнить факты или подтвердить возникшую гипотезу, это наиболее подходящее вмешательство со стороны психолога. Открытый вопрос призывает собеседника высказать свою точку зрения, собственное видение ситуации. Такие вопросы служат для сбора информации.

4. Прояснение (перефразирование) - это «возвращение, как правило, в более сжатой и ясной форме сути когнитивного содержания высказывания клиента» [27] . Цели этой техники состоят в проверке правильности понимания консультантом сообщения клиента и в понимании самим клиентом собственного внутреннего мира и своих взаимодействий с внешним миром. Прояснение конкретизирует исследуемый феномен. Если в сообщении клиента что-то остаётся неясным, уместно использовать проясняющий вопрос: "Что вы имеете в виду, когда говорите...?"

5. Конфронтация – это «реакция, в которой проявляется противостояние защитным маневрам или иррациональным представлениям клиента, которые он не осознает или не подвергает изменению» [28] ; «обращение внимания клиента на то, что он избегает, это выявление и демонстрация противоречий или расхождений между различными элементами его психического опыта» [29] ; «средство выявления и демонстрации противоречий в поведении, мыслях, чувствах клиента или между ними» [30] . Классическая фраза конфронтации содержит две части. «С одной стороны, вы говорите...» - в этой части необходимо указать на тот или иной аспект сообщения или поведения клиента. «…,Но с другой стороны…» - в этой части необходимо указать на несоответствие с первой частью. Для того, чтобы смягчить вызов иногда бывает полезным задать вопрос сразу после конфронтации.

6. Интерпретация – это «процесс придания дополнительного значения или нового объяснения тем или иным внутренним переживаниям или внешним событиям клиента или связывание между собой разрозненных идей, эмоциональных реакций и поступков, выстраивание определенной причинной связи между психическими явлениями» [31] . Этот прием помогает психологу приблизиться к пониманию проблемы. Психолог может сообщить клиенту в форме гипотетических конструкций скрытые процессы, которые являются причиной какого-то события, или связать различные элементы опыта клиента. Интерпретация побуждает клиента к интроспекции, создает у него исследовательскую установку. В результате развитие способности к самонаблюдению повышает вероятность использования самоанализа в качестве средства решения проблем после завершения психотерапии. Важно не забывать, что клиент легче принимает интерпретации, сформулированные в форме предположений.

7. Суммирование - это «высказывание, которое в краткой фразе собирает вместе основные идеи рассказа клиента, устанавливает определенную последовательность тем или подытоживает результат, достигнутый в ходе определенного отрезка беседы, всей беседы или даже ряда встреч» [32] . Этот прием привносит порядок и показывает клиенту, что его уважают и слышат. С помощью этого приема можно выделить ключевые темы в рассказе клиента и внести, тем самым, ясность и последовательность в его рассказ.

8. Отражение чувств – это «отзеркаливание и словесное обозначение вербально или невербально выраженных клиентом эмоций с целью фасилитации их отреагирования и осмысления» [33] . Этот прием поощряет прямое выражение чувств клиента и помогает ему войти в более полный контакт с тем, что он говорит и чувствует в данный момент. Как следствие клиент научается доверять собственным чувствам, относиться к ним как к важному источнику информации. Неточное отражение чувств иногда может иметь негативный эффект.

9. Информирование – это «предоставление терапевтом информации в форме объяснений, обратной связи, изложения фактов или мнений либо по собственной инициативе, либо отвечая на вопросы клиента» [34] . Важно помнить, что консультант может давать  только ту информацию, которая находится в его компетенции.

10. Совет – это «высказывание клиенту собственного мнения, основанного на своем видении ситуации, предложение клиенту сделать что-то или не делать чего-то, как правило, вне терапевтической ситуации» [35] . Рекомендация – это  «заключение, вытекающее из определения проблемы и анализа ее основных компонентов, продиктованное как ожиданиями и потребностями клиента, так и существующими возможностями и ограничениями» [36] . Эти два приема предполагают убеждение на основе субъективного чувства правильности, поэтому важно не перейти к навязыванию собственного мнения. Существует мнение, что советы не терапевтичны, а также существует табу их давать. Однако любой консультант дает советы в прямой или замаскированной форме, например, в форме вопроса.

11. Убеждение – это «способ воздействия на представления клиента посредством личного влияния, используя логику, разум и факты или посредством их решительного оспаривания» [37] . Этот прием вызывает у клиента оптимизм относительно его потенциала для прогресса, дает клиенту надежду на улучшение, уже в начале беседы. Убеждение может использоваться, например,  для облегчения эмоционального выражения.

12. Парадоксальная реакция – это «создание необычной перспективы, призыв к альтернативному, нередко к прямо противоположному очевидному и рациональному для клиента восприятию ситуации или способу реагирования на нее» [38] . В психотерапии очень часто используются такие средства, как парадокс и юмор.

13. Обратная связь – это «описание поведения клиента, которое помогает ему узнать, как другие воспринимают его, как они реагируют на его поведение» [39] . Этот прием помогает клиенту задуматься над коррекцией своего поведения. Обратная связь должна быть описательной и безоценочной, а также она должна быть направлена на тот аспект поведения, с которым клиент способен что-либо сделать.

14. Самораскрытие – это «разделение с клиентом собственного опыта, предоставление информации о себе, о событиях из собственной жизни или непосредственное выражение в отношениях с клиентом испытываемых чувств или желаний, возникающих идей или фантазий» [40] . Этот прием является рискованным, поскольку предполагает разделение с клиентом собственного внутреннего мира. В то же время самораскрытие является моделированием ответного раскрытия клиентом его переживаний.

15. Директива – это «способ вовлечения клиента в процесс исследования или модификации собственных чувств, когниций или поведения, это предложение предпринять определенные действия в ходе сессий или выполнить определенные задания в промежутке между ними» [41] . Например, консультант может предложить клиенту повторить определенную фразу.

В эту типологию, состоящую из 15 категорий, вошли техники, которые используются большинством консультантов и психотерапевтов независимо от их теоретической ориентации. Свободное владение всеми этими техниками свидетельствует о высоком профессиональном мастерстве психолога.


Невербальное общение

Невербальное общение включает в себя такие формы самовыражения, которые не опираются на слова и другие речевые символы. Его ценность состоит, в частности, в том, что оно спонтанно и проявляется бессознательно. Понимание невербального языка в основном приобретается при обучении. И, хотя люди в этом плане очень отличаются друг от друга, установлено, что чуткость в невербальном общении повышается с возрастом и опытом.

Выделяют пять основных аспектов невербального поведения:       

1.Организация пространства.

2.Поза и общий характер движений.

3.Жестикуляция.

4.Мимика и взгляд.

5.Паравербальные компоненты речи.

К организации пространства относится, прежде всего, дистанция общения. Выделяют дистанцию интимно-личностного общения (до 60 см ), дистанцию дружеского общения (1- 1,5 метра ), дистанцию делового общения (1,5- 2 метра ) и дистанцию общественного общения ( 3 метра и более). Обычно расстояние в 1- 2 метра бывает наиболее приемлемым в консультативной практике, хотя существуют индивидуальные различия в ощущении личного пространства. Психологу необходимо поддерживать такую дистанцию, которая будет переживаться собеседником как наиболее комфортная.

Наклон терапевта вперед может восприниматься пациентом, погруженным в болезненное состояние, как поддержка со стороны психолога, в то же время быстрый и внезапный наклон одного из участников беседы может восприниматься как вызов.  Отклонение назад чаще всего воспринимается как отстранение и нежелание иметь дело с собеседником.

Профессиональный психолог должен «с уважением относиться к психологическим границам другого человеческого существа» [42] , он должен быть внимательным к расстоянию, комфортному для клиента, а также он должен уметь использовать реакции клиента в качестве обратной связи, с целью найти оптимальную степень физической дистанции и психологической близости.

Позы, в отличие от жестов, обозначаются всеми частями тела человека одновременно. Психотерапевтам и консультантам обычно рекомендуют следующую позу как наиболее оптимальную – некоторый наклон вперед, открытость без скрещивания ног и рук. Такая поза передает внимание терапевта, однако  она воспринимается как ригидная, если сохраняется неизменно на протяжении длительного периода. Открытая поза не предполагает, что, заняв её, психолог будет сохранять её на протяжении всего сеанса без изменений. Открытая поза только тогда произведет должное впечатление, когда она будет не напряженной и естественной.

Невербальная естественность включает в себя свободное и спокойное использование своего тела в качестве средства коммуникации. Активная жестикуляция часто отражает положительные эмоции и воспринимается как проявление заинтересованности и дружелюбия, а плавная смена поз и естественное использование жестов свидетельствует о спокойствии терапевта.

Жесты – это движения отдельных частей тела (например, рук или бровей). Жесты обычно сознательно контролируются и используются для передачи информации, вместо слов или в дополнение к ним. Так, например, кивки головой – хороший способ показать клиенту, что его слушают, а такой прием как кивание головой и произнесение звуков типа «м-м-м…» позволяют увеличить длительность высказываний интервьюируемого.

Лицо – это наиболее важный компонент невербальной коммуникации, потому что через лицевую экспрессию мы передаем значительную часть эмоций и информации. Лицевая экспрессия дает нам намеки о смысле словесного сообщения. Кроме того, она является для наблюдателя непосредственной информацией не только об испытываемых им чувствах, но и о его способности сохранять над ними контроль.

Глаза – зеркало души, поэтому визуальный контакт является ключевым элементом невербальной коммуникации. Недостаток визуального контакта во время беседы может привести к тому, что собеседник почувствует неинтерес к его персоне, а при переизбытке визуального контакта собеседник может испытать попытку доминирования, контроля, внедрения и даже поглощения.

Голос является важным средством выражения субъективных чувств и смыслов. Основными паралингвистическими характеристиками речи являются интонация, тембр, темп, громкость, отчетливость, ритм и паузирование.

Дж.Матараззо и А. Вайнс провели исследование по изучению длительности отдельных речевых единиц и молчания. Им удалось выяснить, что длительность высказывания интервьюируемого находится в прямой зависимости от длительности высказывания интервьюера.

Также на временные характеристики речи влияет значимость темы: эмоционально значимая тема вызывает относительное увеличение длительности высказывания и уменьшение времени перед ответом. Скорость речи возрастает, когда говорящий взволнован, обеспокоен или сообщает о своих личных трудностях.

Результаты исследования А.Меграбяна и М. Вайнера показали, что независимое влияние интонации на оценку отношения больше, чем независимое влияние содержания. Следовательно, реакция клиента на высказывания терапевта во многом связана с невербальными аспектами речи, поэтому психологу нужно постоянно стремится расширять диапазон интонационной выразительности.

 

 

Диагностическое интервью.

“…психологически безупречная техника опроса как телесно, так и психически больных имеет, по крайней мере, такое же значение, как и умение пользоваться при всех методах телесного исследования слуховой трубкой и зеркалом. Этого нельзя не подчеркнуть. Душевное состояние нашего пациента до опроса является для нас чем-то вроде жидкости, из которой мы должны выловить несколько маленьких частиц; если мы неловко толкнем её или бессистемно помешаем, все станет мутным и смешается, так что мы ничего не сможем ни увидеть, ни использовать.”

(Кречмер Э.)

Психодиагностические методики.

        Диагностическое исследование в патопсихологии строится по принципу функциональной пробы, то есть психолог дает «нагрузку» психической функции для её оценки.  Этот принцип проведения диагностики заимствован из медицины. Необходимо отметить, что подобные «пробы» должны актуализировать не только умственные способности пациента, но его личностное отношение. Оценка мотивации пациента имеет большое значение при проведении диагностики и при оценке её результатов.

         При оценке результатов психодиагностики необходимо проводить не только внешний, количественный анализ, но и качественный анализ механизмов, обеспечивших этот результат. Во-первых, необходимо установить отношение пациента к инструкции: понимает ли он её, и принимает ли он её. Во-вторых, необходимо обратить особое внимание на характер выполнения «пробы» на первых этапах, на то, как протекает ориентировочный этап: насколько растянутым во времени он является, происходит ли после него истощение или, наоборот, происходит включение в выполнение новой деятельности. В-третьих, необходимо оценить, на каком этапе появляются ошибки, как пациент относится к ошибкам, какова его эмоциональная реакция на успех или неуспех, а также необходимо провести квалификацию ошибок.

         Для того чтобы получить достоверные результаты, психодиагностику необходимо проводить повторно (в разное время суток, на различных этапах лечебного процесса, в различные сезоны), а также использовать несколько (множество) методик. Прежде, чем приступать к проведению психодиагностического интервью, необходимо ознакомиться с историей болезни пациента. Это позволит избежать повторных расспросов о травмирующих событиях, позволит вычленить задачу диагностического исследования, а также позволит создать основу эмпатического контакта с пациентом. История болезни содержит описание анамнеза, из которого можно получить информацию, во-первых, о раннем онтогенезе (пренатальном развитии) и родовом периоде: были ли биологические вредности, родовые травмы; в каких условиях происходило раннее прижизненное развитие ребенка. Во-вторых, в анамнезе содержится информация о кризисных этапах развития пациента (1 год, 3 года и пубертатный период): как они протекали и были ли психопатологические нарушения в эти периоды. Таким образом, история болезни дает возможность сформулировать первые гипотезы о времени возникновения, симптомах и прогнозах относительно патологического состояния пациента.

         Методики патопсихологического эксперимента можно разделить на две большие группы: методики для оценки и анализа когнитивных функций и методики исследования личности.

К методикам первого типа относятся: проба Эббингауза, метод «Пиктограмм», предметная классификация, исключение предметов, понимание пословиц, таблицы Шульте, сенсибилизирующая проба, счет по Крепелину, корректурная проба и т.д.

Методики исследования личности можно разделить на два класса: прямое исследование личности и косвенное. Для прямой оценки личности используют исследование самооценки по методике Т.Дембо – С.Я.Рубинштейн, исследование уровня притязаний и исследование воспроизведения незавершенных действий (эффект Б.В.Зейгарник). Косвенное исследование личности проводится с помощью различных проективных методик: ТАТ, Роршах, тест Розенцвейга, MMPI и т.д.

«Конкретная методика может принимать разнообразные формы в зависимости от содержания самой частной проблемы (изучение памяти, мышления и пр.), от личности исследуемого (ребенок различного возраста и типа), от специальных задач данного исследования (анализ, генезис какого-либо процесса), наконец, от характера исследования (экспериментальное и клиническое)» [43] .

         Барлас Т.В. указывает на следующие преимущества, которые дает психодиагностика при решении практических задач в процессе оказания психологической помощи, по сравнению с неформализованными методами:

-      объективность данных;

-      быстрота получения информации;

-      возможность дополнительной оценки;

-      возможность получения надежных и достоверных результатов.

Также Барлас Т.В. производит различение тестовых и экспертных методик. Так тестовые методы представляют собой стандартизованные испытания, которые подразумевают наличие стандарта процедуры проведения тестирования, обработки его результатов и их содержательной оценки. При соблюдении стандарта психолог сможет с помощью специальных «ключей» «перевести» количественный показатель испытуемого в описание его психологических особенностей. Экспертные (клинические) методы не предполагают стандартизации, то есть процедура их проведения и анализа не задана жестко. Они предполагают развернутое взаимодействие между психологом и клиентом, за счет этого становится возможным целостное описание психики человека. Поскольку экспертные методики практически не стандартизированы, то анализ результатов во многом зависит от опыта и профессионализма психолога. 


Полустандартизированная беседа.

(исследование самооценки по методике Т.Дембо – С.Я.Рубинштейн).

         Эта методика считается классической в области изучения самооценки. Она является крайне простой. На листе бумаги проводят вертикальную черту, в отношении которой обследуемому говорят, что она обозначает «счастье», причем верхний полюс соответствует состоянию полного счастья, а нижний занимают самые несчастные люди. Обследуемого просят обозначить на этой линии свое место. Потом такие же вертикальные линии проводятся и для выражения самооценки по шкалам «ум», «характер», «здоровье» и т.п. После этого необходимо сразу же приступить к беседе, чтобы выяснить содержание представлений обследуемого о счастье, здоровье, характере и уме.

         Таким образом, при использовании этой методики, психолог заранее готов к проведению беседы, у него есть программа беседы и средства её реализации. Самооценка при этом понимается как восприятие человеком своей ценности по сравнению с другими людьми. Эта методика позволяет описать самооценку испытуемого в достаточно общем виде на основе анализа содержания её вербальных компонентов.

         Несмотря на простоту общая продолжительность всего исследования самооценки по методике Т.Дембо – С.Я.Рубинштейн занимает около 1 часа. В качестве введения в исследование можно использовать следующее высказывание: «Вероятно Вам, как и каждому из нас приходилось сравнивать себя с другими людьми. Поэтому работа, которую я Вам сейчас хочу предложить, не будет для Вас новой или необычной. У Вас наверняка сложились мнения и представления о себе и о других людях» [44] . Это высказывание должно прозвучать внятно, не слишком быстро и не слишком медленно, экспериментатору желательно получить положительную реакцию испытуемого на каждую часть этого высказывания.

         Когда экспериментатор чертит линию на листе, он произносит инструкцию, которую необходимо знать наизусть. «Допустим, что на этой линии расположились люди всего мира: вот здесь, сверху (показ рукой) – самые счастливые, а здесь, внизу (показ) – самые несчастные. Как Вы думаете, где Ваше место среди всех этих людей по счастью? Поставьте карандашом отметку в том месте, где, как Вам думается, Вы находитесь (испытуемому дают цветной карандаш для отметки)» [45] . Эта инструкция должна быть произнесена четко и неторопливо, у испытуемого не должно создаться впечатление заученности текста, это исследование должно проводиться в форме свободного общения. 

         Когда испытуемый отметит свое актуальное положение на шкале, ему предлагают обозначить свое желательное положение, то есть ответить на вопрос: «Где бы Вы хотели быть на этой шкале?». После того, как испытуемый сделает обе пометки на шкале «счастье», ему предлагают следующую шкалу. На этом этапе исследования можно разъяснить инструкцию ещё раз, но не следует обсуждать решения испытуемого.

         Иногда к описанным 4 шкалам предлагают добавлять дополнительную шкалу – «знание себя», на которой испытуемый должен отметить реальную, актуальную самооценку. Опираясь на показатели этой шкалы можно судить о степени критичности испытуемого: высокая оценка по этой шкале может свидетельствовать о некритичном отношении к себе, слишком низкая – может говорить о неуверенности в себе.

         Проставление отметок по шкалам обычно занимает около 10 минут, после этого экспериментатор переходит к выяснению содержания отметок, двигаясь по шкалам в обратном порядке.     

         Вводными словами к беседе могут быть следующие: «Ну, а теперь, когда Вы полностью выполнили предложенное Вам задание, давайте поговорим подробнее о том, какие мнения, представления сложились у Вас о себе и о других людях. Вот, например, шкала «здоровье»…» [46] .

         Программа беседы по каждой шкале достаточно постоянна и строится в следующей последовательности:

1. выяснение содержания актуальной оценки;

2. выяснение содержания полюсов шкалы;

3. выяснение содержания и причин желаемой оценки.

Тактика экспериментатора при проведении этой беседы является относительно свободной. Можно задавать разные вопросы в зависимости от особенностей испытуемого, хода беседы и т.д. Желательно просить испытуемого приводить поясняющие примеры по каждому пункту.

В тех случаях, когда испытуемый дает низкую оценку по какой-либо шкале, то необходимо выяснить, кого испытуемый винит в причине «несчастья»: самого себя или кого-то из окружающих, при этом надо обратить внимание на характеристики, которыми испытуемый наделяет «виновного».

Подобные вопросы следует задавать и в том случае, если испытуемый поставит очень высокую отметку по какой-то из шкал.

Обсудив четыре основные шкалы («здоровье», «характер», «ум», «счастье»), психолог переходит к обсуждению дополнительной шкалы – «знание себя». Вопросы по этой шкале должны коснуться следующих тем:

-      чем определяется оценка испытуемым знания себя;

-      каковы причины её положения на шкале;

-      что такое знание себя, по мнению испытуемого;

-      каковы основные проявления знания себя;

-      можно ли научиться знать себя и почему и т.п.

Закончив обсуждение всех пяти шкал, психолог переходит к завершающей части беседы. Можно сказать следующее: «Вот мы с Вами добрались до конца нашей работы. Мы обсудили Ваши оценки, поставленные на шкалах. Беседовать с Вами было очень интересно. Я очень признательна Вам за Ваш труд. Но, может быть, у Вас возникли вопросы и ко мне? Не хотите ли теперь задать их мне?» [47] .  Если у испытуемого есть вопросы, то необходимо на них ответить.

Анализируя содержание беседы необходимо обратить внимание на следующие моменты:

-      общее поведение испытуемого в ходе всего опыта;

-      построение общения в ходе беседы (жесты и мимика, реакции на вопросы, характер ответов и т.п.);

-      характеристика речи испытуемого (особенности стилизации фраз, интонации, наличие эмоционально-экспрессивных выражений и т.п.);

-      темы, которые возникла в ходе беседы.

Анализ самооценки по каждой шкале должен включать высоту самооценки, сведения о содержании актуальной самооценки, сведения о содержании полюсов шкалы, сведения о содержании желаемой самооценки. Анализируя общий характер самооценки испытуемого, следует остановиться на следующих вопросах:

-      насколько целостна самооценка;

-      существует ли разнобой в уровнях самооценки по шкалам;

-      каков средний разрыв между идеальной и реальной самооценкой, каковы её возможные причины;

-      какова предположительная степень уверенности или неуверенности испытуемого в себе.

 

Клиническая беседа (Б.В. Зейгарник).

         Патопсихологическое исследование включает в себя беседу с больным, которую часто называют "направленной", "клинической". Подобная беседа состоит из двух частей: беседа в узком смысле, то есть обычная беседа с больным вне патопсихологического эксперимента (до или после него), и беседа в широком смысле, то есть беседа во время эксперимента.

                   Беседа в узком плане.

         Беседа всегда зависит от поставленной задачи, она «не может быть проведена "вообще"» [48] . Чаще всего задача ставится самим лечащим врачом, и тогда психолог строит эксперимент и беседу в соответствии с поставленной задачей. Однако врачи не всегда ставят задачи перед психологами. В этом случае психологу необходимо изучить историю болезни, и поставить задачу самостоятельно.

         Изучение истории болезни имеет большое значение для корректного проведения беседы. Психолог не должен повторять вопросы, которые уже были заданы врачом, психолог не должен собирать анамнез (если этого нет в истории болезни, то психолог должен обратиться к врачу), психолог должен тонко подходить к вопросу о состоянии больного и не касаться в беседе симптомов болезни. Беседуя с больным, психолог должен его знать, но не должен показывать этого.

         Характер беседы, характер задаваемых вопросов должны зависеть от того, как больной относится ко всей ситуации беседы. Для этого необходимо знать преморбидные особенности больного, которые должны быть указаны в истории болезни. Также важно понимать отношение больного к экспериментатору, то есть к психологу. Например, пожилой пациент может не захотеть разговаривать с молодым психологом. В подобных случаях необходимо действовать методом убеждения, чтобы заслужить доверие больного.

                   Беседа в широком плане.

         Общение во время эксперимента может быть как вербальным (подсказки, похвала), так и невербальным (мимика и жесты). Если во время выполнения пробы испытуемый делает что-то не так, психолог может подсказать, и при этом пронаблюдать за реакцией пациента: прислушается ли он к подсказке или оставит её без внимания. Иногда может быть полезным дать больному легкую задачу и похвалить его за правильное выполнение.

Б.В.Зейгарник отмечает, что в процесс беседы должен быть включен элемент наблюдения за поведением больного. Психолог должен следить не только за правильностью выполнения заданий, но и за тем, что при этом делает больной, какие он выражает эмоции и т.п.

Итак, диагностическое исследование строится на фоне непрекращающегося диалога психолога с больным. Это позволяет, во-первых, поддерживать непрерывный доверительный и эмоциональный контакт психолога с больным; во-вторых, оценить, насколько адекватен больной, насколько он осознает свое положение больного, его критичность к себе и окружающей обстановке; в-третьих, беседа – способ стимулирования пациента к активности.

 

Психоаналитическое интервью.

(структурное интервью О. Кернберга.)

По З.Фрейду, основу психотерапевтического процесса составляет преобразование бессознательного в осознаваемое. Для того, чтобы избавиться от невротических симптомов необходимо осознать сопротивление, которое защищает человека от освобождения неприемлемых импульсов.

Психоаналитическая терапия начинается с предварительного интервью, которое может занимать несколько сеансов. Основная задача этих предварительных бесед - обследование пациента, чтобы оценить его пригодность для психоаналитического лечения и пригодность психоанализа для него. Поскольку одним из методов психоанализа является метод свободных ассоциаций, то Эго человека должно обладать эластичной способностью отдаваться регрессу и возвращаться к зрелому рефлексивному способу самонаблюдения.

При дифференциальной диагностике пограничных состояний наиболее разработанным и апробированным является структурное интервью О.Кернберга. Основной целью подобной беседы является выявление классических ключевых симптомов, в которых проявляется психопатология, и лежащей за ними структуры личности. Стратегия предлагаемого Кернбергом структурного интервью имеет циклическую природу: обозревая цикл «ключевых» симптомов, связанных между собой, психолог производит систематический поиск, основанный на первоначальной информации [49] . «Круговое движение по ключевым симптомам позволяет терапевту возвращаться столько раз, сколько это необходимо, к одной и той же теме, но в новом контексте, на более поздних стадиях интервью, заново проверяя свои первоначальные впечатления» [50] . При таком подходе внимание направлено на симптомы, конфликты и сложности, характерные для данного пациента, и особенно на то, как они проявляются здесь-и-теперь во взаимодействии с терапевтом. Концентрация внимания на основных конфликтах пациента создает необходимое напряжение, которое позволяет проявиться его основной защитной и структурной организации психических функций. В процессе структурного интервью О.Кернберг предлагает оценивать степень интеграции идентичности, тип основных защит и способность к тестированию реальности. Такая форма интервью объединяет традиционное психиатрическое обследование с психоаналитически ориентированным подходом, сфокусированным на взаимодействии пациента и терапевта.

Для того чтобы суметь грамотно воспользоваться структурным интервью О.Кернберга, необходимо досконально изучить все этапы и ступени «цикла». Это позволит психологу «свободно» корректировать направление беседы. Таким образом, у структурного интервью есть положительная черта – его структура, задающая план беседы. В то же время «новичок» не сможет им корректно воспользоваться, не имея опыта работы.


Психотерапевтическое интервью.

Человекоцентрированный подход К. Роджерса.

        Центральную гипотезу клиенто-центрированного подхода К.Роджерс кратко формулирует следующим образом: «человек обладает огромными ресурсами для самопознания, изменения Я-концепции, целенаправленного поведения, а доступ к этим ресурсам возможен только в том случае, если создается определенный фасилитирующий психологический климат» [51] .

         К.Роджерс выделяет три основополагающих условия, обеспечивающих фасилитирующий климат в процессе психотерапии:

1.        Конгруэнтность – это, когда «…чувства, испытываемые психотерапевтом, доступны ему, его пониманию, он способен «прожить» эти чувства, испытать их  и соответствующим образом сообщить о них другому человеку» [52] . К.Роджерс указывает, что «никто полностью не достигает этого условия». [53]

2.        Принятие – это «теплое, положительное принимающее отношение к внутреннему миру клиента» [54] , «терапист любит клиента без чувства собственничества» и «высоко ценит клиента без всяких условий» [55] .

3.        Эмпатическое понимание – это, «когда кто-то понимает, как чувствуется или видится мне, без желания анализировать или судить меня» [56] . Быть в состоянии эмпатии означает «воспринимать внутренний мир другого точно, с сохранением эмоциональных и смысловых оттенков» [57] .

Если выполняются эти три условия, то обязательно происходят изменения в поведении и личности.

Человекоцентрированный подход построен на глобальном доверии к человеку, он полагается на существующую в каждом человеке тенденцию расти, развиваться, реализовывать весь свой потенциал, то есть этот подход, во-первых, основан на вере в изначальную творческую мудрость человека и, во-вторых, этот подход доверяет конструктивному, направленному движению человека по направлению к более полному развитию и стремится высвободить это движение. «…Именно клиент может знать,  что его беспокоит, в каком направлении надо идти, какие проблемы являются для него существенными, какой жизненный опыт находится у него в глубинах сознания. …В процессе психотерапии лучше опираться на клиента, когда выбираешь, куда двигаться и что делать» [58] .

Человекоцентрированный подход ставит в центр внимания не решение проблемы, а то, что происходит с человеком в ходе психотерапевтического процесса: человек открывается опыту, у него «исчезают» защиты, препятствующие полноте переживаний, появляется экзистенциальный способ бытия и доверие целостному «Я».

В своем развитии в процессе психотерапии каждый клиент проходит 7 стадий, описание которых представлено в виде таблицы в ПРИЛОЖЕНИИ 2. Британский психолог В.Стайлс для понимания процесса изменения в ходе психотерапии предложил модель ассимиляции проблемного опыта, то есть в процессе психотерапии пациент становится способным овладеть болезненными переживаниями. Автор создает шкалу ассимиляции проблемного опыта:

Уровень 0: Отвращение проблемы.

Уровень 1: Нежелательные мысли.

Уровень 2: Смутное осознание проблемы.

Уровень 3: Формулировка и прояснение проблемы.

Уровень 4: Понимание/инсайт.

Уровень 5: Опробование на практике/проработка.

Уровень 6: Решение проблемы.

Уровень 7: Овладение.

В качестве основной задачи человекоцентрированного подхода можно назвать обретение человеком посредством принятия и самопринятия своей утраченной целостности. Традиционные методы психодиагностики и интерпретации оказываются непригодными для достижения этой цели. Поэтому основным средством для обретения целостности становится беседа, основанная на отражении переживаний клиента и активном эмпатическом слушании.

Р.Мэй называет главную часть встречи клиента с психологом – исповедью. Когда установлен контакт с клиентом, надо дать ему «выговориться». После того, как он расскажет все, что хотел, наступает следующая часть проведения беседы – толкование, то есть клиент совместно с психологом стараются проанализировать те факты, о которых было рассказано клиентом.

Таким образом, можно выделить 6 основных принципов терапевтического общения [59] :

1.      Ведущую роль во взаимодействии должен играть клиент, а психолог должен следовать за ним.

2.      Речь должна идти о чувствах клиента, а не о его поведении.

3.      Клиент извлекает уроки не только из сказанного вслух во время сеанса, но и  из качественного своеобразия общения с психологом, поэтому важной составляющей процесса общения должно стать укрепление доверия.

4.      Принятие психологом клиента. При этом надо помнить, что принять – не значит согласиться.

5.      Не осуждать, то есть на первых этапах терапевтического процесса лучше избегать противоречий с клиентом.

6.      Сбор информации на основе того, что говорит клиент, как и когда он это говорит, а также как и когда он молчит.


В этой курсовой работе рассмотрен метод диагностического и психотерапевтического интервью. Первая часть работы посвящена рассмотрению общих вопросов о проблеме общения и технике проведения беседы.

Во второй части рассматриваются различные авторские подходы к методу беседы. Во-первых, Б.В.Зейгарник. Она рассматривает беседу с пациентом с двух сторон: во время выполнения диагностических методик и обычная беседа вне патопсихологического эксперимента. Она подчеркивает, что психологом обязательно должна быть поставлена цель исследования, а также изучена история болезни пациента. В процессе беседы психолог должен обращать внимание на все возможные проявления больного: что он говорит, как двигается, как относится к ошибкам и т.д. проведение такой беседы требует от психолога большого опыта, смекалки и умения обращать внимание на важные аспекты поведения пациента.

Структурное интервью О.Кернберга используется для диагностики пограничных состояний. Оно имеет циклическую природу. С одной стороны, движение по кругу позволяет несколько раз возвращаться к тем симптомам, с которыми не удалось разобраться с первого раза. С другой стороны, процедура проведения структурного интервью является слишком «жесткой». Автор уделяет мало внимания вопросу о налаживании контакта между психологом и пациентом.

Человекоцентрированный подход К. Роджерса (в противовес структурному интервью О.Кернберга) основное внимание уделяет процессам эмпатии, конгруэнтности и принятия. Психолог в этом случае выступает как помощник, ведомый клиентом. Роджерс считает, что в каждом человеке заложено стремление к росту и развитию, поэтому основная задача психолога помочь клиенту «распознать» это стремление. 


Рис.1. Процесс интервью: движение по ключевым симптомам*.

 


ПРИЛОЖЕНИЕ 2

Стадии психотерапевтического процесса, по К.Роджерсу**.

Стадии

Чувства и личностные смыслы

Личностные конструкты

Отношение к проблеме

Психотерапия

1.

Не осознаются и не относятся к самому себе

Исключительно статичные

Индивид видит себя человеком без проблем. Проблемы внешние.

Игра или групповая психотерапия.

2.

Чувства описываются как объекты в прошлом. Индивидуум отделен от непосредственного переживания.

Статичны и воспринимаются как факты

Есть проблемы и конфликты как факты внешнего мира.

Многие клиенты находятся на этой стадии. Успехи весьма скромны.

3.

Описываются чувства в прошлом, в основном как плохие, неприемлемые, постыдные.

Статичны, но осознаются как таковые, а не как внешние факты.

Признаются противоречия в опыте.

Многие клиенты находятся именно на этой стадии. Они могут на ней находиться долго. Изучая себя как объект.

4.

Текут более свободно. Описываются сильные чувства в прошлом. Иногда «прорываются» сильные чувства в настоящем. Возникает страх и недоверие перед этой возможностью.

Происходит открытие личностных конструктов. Возникают сомнения в их значимости.

Появляется чувство личной ответственности за проблемы.

Скачки и колебания.

5.

Чувства выражаются свободно, относятся к настоящему моменту. Они «прорываются». Удивление и испуг, редко удовольствие. Личностные смыслы начинают осознаваться.

Многие личностные конструкты вызывают сомнение.

Возрастает личная ответственность за встающие проблемы.

Скачки и колебания.

6.

Чувства текут, переживаются в настоящем. Страх по поводу сильных чувств отсутствует.

Происходит как бы растворение личностных конструктов в моменты переживания. Прочность личностных конструктов потрясает.

Нет ни внешних, ни внутренних проблем, человек субъективно живет какой-то частью своей проблемы.

Критическая стадия.

7.

Новые чувства переживаются во всем многообразии. Есть доверие к этому.

Личностные конструкты проверяются в опыте. Вероятностное отношение к личностным конструктам.

Полная ответственность за свои проблемы. Клиент чувствует и отвечает за свою жизнь во всех её аспектах.

 

                                                                                    


Литература.

1.    Андреева Г.М. Социальная психология: учебник для высших учебных заведений. – 5-е изд., испр. и доп. – М.: Аспект Пресс, 2004.

2.    Барлас Т.В. Психодиагностика в психологическом консультировании: задачи и подходы // Журнал практического психолога, № 1-2, 2001.

3.    Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1979.

4.    Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. – Мн.: Современный литератор, 2004.

5.    Выготский Л.С. История развития высших психических функций // Собр. соч.: В 6 т. М.: Педагогика, 1982 – 1984. Т. 3.

6.    Голдстейн В. Первичное интервью и начальные соглашения // Журнал практической психологии и психоанализа, № 2 июнь 2000.

7.    Зейгарник Б.В. Патопсихология. М.: Издательство Московского университета, 1986.

8.    Кернберг О. Тяжелые личностные расстройства. Стратегии психотерапии. / пер. с англ. М.И.Завалова. – М.: КЛАСС, 2001.

9.    Макаров В.В. Избранные лекции по психотерапии. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Акад.проект; Екатеринбург: Деловая Книга, 2000.

10. Метод беседы в психологии / Редактор-составитель А.М.Айламазьян. – М.: СМЫСЛ, 1999

11.  Мэй Р. Искусство психологического консультирования. –М., Класс, 1994.

12. Мэш Э., Вольф Д. Детская патопсихология: нарушения психики ребенка. / пер. с англ. Будагова Е. и др. – 3-е междунар. изд. – М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2003.

13. Психология мотиваций и эмоций / Под ред. Ю.Б.Гиппенрейтер и М.В.Фаликман. – ЧеРо, 2002.

14. Роджерс К.  Взгляд на психотерапию. Становление человека. / Перевод с английского М.М.Исениной. – М.: Прогресс, Универс, 1994.

15.  Роджерс К. В мире советского профессионала // Журнал практического психолога, 1997, N 3.

16. Роджерс К. Клиенто-центрированный/человекоцентрированный подход к терапии // Московский психотерапевтический журнал, № 4, 1998.

17. Соколова Е.Т. Психотерапия. Теория и практика. – М.: Academa, 2002.

18. Трост Гюнтер. Интервью // Иностранная психология, № 9, 1997.

19. Файн С., Глассер П. Динамика коммуникации в терапевтическом интервью // Журнал практической психологии и психоанализа, №2 июнь, 2003.

20. Фрейд З. Введение в психоанализ. Лекции. – М., 1989.

21.  Хараш А.У. Восприятие человека как воздействие на его поведение (к разработке интерсубъективного подхода в исследованиях познания людьми друг друга) // Психология межличностного познания. М.: Педагогика, 1981.

22. Хрестоматия по курсу «Метод наблюдения и беседы в психологии» / Отв.ред. А.М.Айламазьян. – М.: Учебно-методический коллектор «ПСИХОЛОГИЯ», 2000.

23. Эксперимент и квазиэксперимент в психологии: Учебное пособие / Под ред. Т.В.Корниловой – Спб.: Питер, 2004.

24.  Ягнюк К.В. Анатомия терапевтического воздействия: типология терапевтических вмешательств // Журнал практического психолога, № 5-6, 2001.

25. Ягнюк К.В. Как в психотерапии происходят  изменения? // Журнал практической психологии и психоанализа, №3 сентябрь 2004 г .  

26.  Ягнюк К.В. Качество присутствия и элементы невербальной коммуникации // Журнал практического психолога, № 1, 2004.

27.  Ягнюк К.В. Принципы проведения первичной консультации // Журнал практического психолога, № 3-4, 2001.

28.  Ягнюк К.В. Сессия Карла Роджерса с Глорией: анализ вербальных вмешательств // Журнал практического психолога, № 1-2, 2001.

29. Barbara Temaner Brodley A Client-Centered Psychotherapy Practice / http://signs.portents.com/~matt/cct.practice.html.

30. Barbara Temaner Brodley Client-Centered Therapy: What Is It? What Is It Not? // http://signs.portents.com/~matt/whatscct.html.

1.    Barbara Temaner Brodley Considerations When Responding to Questions and Requests In Client-centered Therapy / http://signs.portents.com/~matt/  cct.questions.html

2.    Barbara Temaner Brodley Instructions for beginning to practice Client-centered therapy / http://signs.portents.com/~matt/cct.beginning.practise.html.