GrabDuck

Аниме - Хёка (Hyouka)

:

В ярком, торжественно, пёстро и богато украшенном зале "Hyouka" самозабвенно вальсируют в паре, позабыв обо всём на свете, "повседневность" и "детектив". Чудесно, конечно, а то останься в этот вечер "повседневность" в одиночестве, и, возможно, случился бы полный "K-on". Да, не факт, но мало ли? Не то чтобы "K-on" я готов смерить презрительным взглядом, отнюдь нет, но сериал этот, посвящённый клубу лёгкой музыки и его невинно-пушистым обитательницам, показался мне слишком уж "пресным", в связи с чем во время просмотра я постоянно метался между тенью грозно надвигающейся скуки и проблесками какой-то туманной, практически неосязаемой заинтересованности. А вот с данным детищем "КиАни" дела обстояли иначе.

Но "Хё:ка" эта не стремилась держать в напряжении, так как не является, скажем, остросюжетным триллером; не обсыпала, словно конфетти, обильно шутками, ибо далеко ей до искромётной комедии; да и слезу горячую пустить было практически негде - трагедии и драмы кот наплакал. И можно припомнить ещё много чего, чем "Хё:ка" не является и чем её можно было бы приукрасить, но клоню я лишь к тому, что уже с первой серии ваш покорный слуга был ласково взят за руку, и его, снедаемого любопытством, благополучно провели сквозь здешние сюжетные дебри, попутно укутывая в некое ощущение своеобразного уюта, - то, чего от "Hyouka" я как раз и ждал, когда перед просмотром в графе "жанр" увидел одну лишь "повседневность".

Спасибо тут следует сказать, конечно, за те тёмные, полные таинств комнаты, которые здешние юные дарования изо всех сил стараются осветить, дабы отыскать в недрах их единственную и непреложную истину - благодаря всему этому-то я и не поймал себя во время просмотра ни разу на желании как следует зевнуть. Однако "серьёзным детективом" "Хё:ку" не получится обозвать при всём желании. Ибо, во-первых, расследования, проводимые ребятами, прямо-таки растворяются во всеобъемлющем желудке здешней "повседневности", которая, к слову, воссоздана с поразительно мелочной дотошностью, что по-своему есть прекрасно. А во-вторых, достаточно скоро вгрызается в сознание понимание того, какого рода будут "преступления", которые наши юные герои станут раз за разом блистательно раскрывать.

Естественно, никаких убийств и прочей уголовно-наказуемой чернухи, ибо очаровательной Читанде было бы совсем не "кининаримас" раз за разом копаться в подобном. Поэтому возможный максимум, это фрукты такого сорта, как: кто тот негодяй, что подло вынес из учительской аж две канцелярские скрепки; на чьих плечах висит ответственность за шестнадцать кнопок, с любовью разложенных по периметру сидушки директорского стула и послуживших в итоге причиной тому, что в один прекрасный день по школе разлился поток нецензурной брани, исходящей от лица, от которого подобное не должно исходить по определению; и что за отчаянный малый большими красными буквами вывел на главном фасаде школьного здания фразу: "Гори в аду, Аюми-тян! " - если учесть тот момент, что легендарная Аюми-тян из класса "3B", девушка небывалой, сказочной красоты, воистину роковое создание, за последние полгода дала от ворот поворот и разбила сердца шестидесяти трём ухажёрам. Посему, действительно: к слову "детектив", словно в надзор, надо всего лишь навсего приставить слово "школьный", и все вопросы и претензии должны отпасть сами собой.

Но не могу не признать, что если бы большинство разрешаемых героями загадок были похожи на то замечательное дело под названием "Что за страшная правда, раскрытая любимым дядей, заставила племянницу плакать?", то есть загадки эти имели бы некий особо притягательный, насыщенный оттенок (необязательно исторический) и заканчивались бы, словно в предостережение, жизнеутверждающим выводом, то "Hyouka" можно было бы перевести в более тяжёлую весовую категорию при выявлении её ценности. Тем не менее, все те нити, которыми должна опутывать паутина "детектива", в наличии: факты выявляются, гипотезы предлагаются, заблуждения устраняются - а этого уже достаточно, чтобы увлечься происходящим, и можно ещё и, вдобавок, проверить свою внимательность, сообразительность и догадливость, чтобы, к примеру, в конце, после очередной раскрытой тайны, с досадой хлопнуть по колену ладошкой, воскликнув в сердцах: "Ах! А ведь я был так близок к истинному порядку вещей! "

А можно, в принципе, и не заморачиваться: сесть в кресле поудобнее, расслабиться и просто наблюдать за главным героем. А уж этот юный Шерлок Холмс, владелец того склада ума, в котором все мелкие и разрозненные детали, словно по волшебству, выстраиваются в одну целую, законченную картину, теребя свою чёлку во время активного процесса мышления, разберётся во всём всенепременно. Правда, для начала придётся как-то перешагнуть через властвующую в душе праздность... Кто только уже не сравнил здешнего протагониста с небезызвестными Кёном и Томоей из нашумевших блокбастеров прошлого. И впрямь: та же манера поведения, то же равнодушие/пренебрежение. И медленное изменение "к лучшему", с осознанием по пути того, что "интересно", "нужно" или "важно". Ну и, конечно, фирменные колкие замечания, вслух или про себя, циничные, остроумные, обрушивающиеся порой, словно камень на голову - из-за одной этой только черты характера за данным пареньком можно наблюдать снова и снова, в какую бы вселенную его не занесло. Орэки (как нарекли отрока сие) придерживается, к тому же, довольной мудрой тактики по жизни: пытается не растрачивать лишний раз энергию. А если всё-таки придётся, то норовит сохранить как можно больше. Ещё бы! Ведь запасённую энергию можно пустить на куда более полезные и продуктивные старания. Только вот в случае с Орэки сбереженная энергия уходит всего лишь навсего на подпитку собственной лени, и другого от него, в принципе, ожидать было и нельзя.

Но если Орэки - это сон, лень, апатия, то первая и верная спутница его Читанда - это движение, огонь, восторженность, любопытство, вечный двигатель, взрывоопасный энтузиазм, летящий пламенный снаряд. Как пара, они наверняка бы прекрасно друг друга уравновешивали и дополняли. Читанда - судя по всему, неосознанно - давно поняла, что взгляд её обладает магическим гипнотическим свойством, в связи с чем всячески старается, всё так же неосознанно, во взгляде своём любого, к кому обращается с просьбой, утопить. Даже не представляю, кто способен устоять перед ТАКИМ напором. На подобное и резист-то никак не выработаешь, и остаётся лишь покорно следовать за пылкой увлечённостью этой девушки, что Орэки, в общем-то, и делает уже с первой серии.

Остальные двое героев до поры до времени особо не блещут на сцене, но во время школьного фестиваля им уделили немного внимания, и за это большое и человеческое спасибо, так как после этого девушка по имени Ибара, лично мне, стала куда милее и симпатичнее.

Нет, нет, нет, так не пойдёт - не о том же надо, не о том! Говоря о "Hyouka", дань уважения всё-таки, в первую очередь, следовало бы отдать художникам-аниматорам. Я, конечно, не в курсе, как обстоят дела на самом деле, но смею предположить, что руководство "КиАни" нарыло тонну компромата на самых видных членов правительства, в результате чего, благодаря подлому шантажу, знаменитая студия теперь имеет дополнительный, весьма солидный источник финансирования. Я себя порой во время просмотра "Хё:ки" чувствовал впечатлительным ребёнком, которого в магазин с игрушками запустили: вбегает шалун этот в обитель святую и давай метаться от одной красочной упаковки к другой, не зная на чём остановить внимание. Мало того, что взгляд твой может изъявить желание обласкать самую неожиданную вещь, будь то отскакивающий от дверного замка блик, комочек онигири, чарующий взор Читанды, интерьер учительской или игра теней, падающих от листвы, так ещё и здешние фоны... дело не только в том, что среди них встречаются особо детализированные и живописные... просто они ещё и... они... it's... It's alive! .. AHAHAHAHA! IT'S ALIVE! Особенно это бросается в глаза во время пресловутого школьного фестиваля, который вышел самым оживлённым и праздничным мероприятием подобного рода из тех, что встречались мне в аниме. Ибо "там", на заднем плане, не только висели множественные украшения и неисчислимые плакаты с объявлениями, но постоянно копошилась жизнь, которую было просто нельзя не забросать любопытными взорами. Однажды, где-то за спиной Читанды, в коридоре, я приметил юношу, нервно мельтешившего руками, и стоящего рядом с ним взрослого, как мне показалось, человека. Что же это такое, думал я? Отец пришёл в школу, чтобы отчитать сына? Якудза средь бела дня обирает ни в чём не повинного школьника? Или тут кроется что-то ещё? Но пока я размышлял на тему этих двоих, пришло вдруг осознание того, что несколько реплик Читанды были упущены и следует немедленно отмотать назад.

Да и вообще, массовка живёт да здравствует. И все эти виртуозные трюкачества аниматоров и неожиданно-приятные смены графического стиля... Руководством студии в один прекрасный день была поставлена чёткая задача - создать визуальное пиршество, не жалея ни сил, ни ресурсов, ни фантазии. "И чтоб повседневность шла напролом, и чтоб челюсть у зрителя порой отвисала от разворачиваемой перед глазами красоты! Ну ты же меня понял, да?" - сурово спросил тогда Босс тем тоном, который даже и не подразумевает под собой отрицательного ответа, небрежно стряхнув при этом пепел дымящей сигары на персидский ковёр. "Х-х-хорошо, я п-понял" - промямлил в ответ неуверенно режиссёр и, неуклюже развернувшись, мелкими шажками засеменил в свою каморку, войдя в которую, плотно закрыл за собой дверь. Сняв рубашку и оставшись в одной лишь засаленной майке, мужчина расчертил на полу пентаграмму и вызвал дьявола, которому и продал душу не задумываясь - в обмен на характер, сравнимый по твёрдости с легированной сталью, и командирский, громкий и не имеющий привычки дрожать, голос - то, что ему потребуется в ближайшие несколько месяцев. После этого режиссёр - всё в той же майке, но уже с бокеном наперевес - спустился к съёмочной группе и целый час посредству дикого ора буквально вдалбливал новую задачу в головы опешивших рядовых работников.

Основная ставка в ближайшие недели делалась на художников, аниматоров и прочих несчастных, ответственных за техническую сторону процесса: до сентября им запрещалось покидать здание студии, так как для них вводился 28-часовой рабочий день. "Ано... но ведь это невозможно, ибо в сутках всего 24 часа..." - посмел тогда прервать режиссёра недальновидным замечанием раскадровщик Ёхэй-сан, за что и схлопотал, бедолага, бокеном по плечу, после чего был награждён выговором и 32х-часовым рабочим днём. "Если дух ваш будет сломлен, то обратите свой взор на него! " - заявил во всеуслышание режиссёр и прикрепил к доске объявлений большеформатный плакат Стаханова. "Это ещё что за крендель гайдзинский?" - насмешливо бросил сценарист. Бокен прилетел в ухо моментально, а за ним явилось и разжалование в помощники для всей съёмочной группы. "Да как же я буду разносить кофе и мыть полы, режиссёр-сан? - возмущался сценарист, потирая опухшее до размера солидной картофелины ухо. - Я в последние месяцы небывалый творческий подъём в себе ощущаю. Ну зачем Вам эта "повседневность"? Вы предоставьте мне свободу, развяжите мне руки - и я Вам из первоисточника такой шедевр изваяю, что диву дадитесь! Драмы там навалю, философии, Кона, Анно - и всё-всё-всё! " Но режиссёр был непреклонен, и сценарист в итоге выполнял свою работу впопыхах между просьбами по типу "дай то", "принеси это", "сбегай за тем-то" и т.д.

А на квартире одного из главных аниматоров, счастливого обладателя прекрасной жены и умницы-дочки, вскоре состоялась следующая сцена. Тишину опостылой комнаты, в которой жизнь, казалось, на время замерла, неожиданно нарушил вопрос маленькой девочки, обращавшейся к матери:
- Маменька, родненькая, а почему папочка уже второй месяц не появляется дома? Вы поссорились, да? И теперь он никогда-никогда не вернётся?
Женщина, посмотрев в большие, невинные, вопрошающие глаза своей дочери, закусила нижнюю губу, титаническим усилием воли подавив подступившие к горлу слёзы, присела на коленки, обняла своё чадо и стала тихо шептать ей на ушко:
- Видишь ли, моя милая, твой отец... он... работа в "Киото Анимэйшн"... новое аниме... "Hyouka"...
Но воли женщине не хватило, и тяжёлое горе её, облачившись в слёзы, закапало на холодный пол.
- БОООООООЖЕЕЕЕЕЕЕ! - зарыдала мать отчаянно. - Верни отца В СЕМЬЮЮЮЮЮЮЮ!
Девочка, переняв настроение своей свято любимой родительницы, заплакала вслед, и небеса словно вторили им обеим, нещадно барабаня каплями дождя по безжизненному оконному стеклу.

И... эх. Лучше подведу итог. В упор не вижу, за что "Hyouka" можно было бы обругать. Перед нами доблестный представитель жанра "повседневность", разбавленный, к тому же, "детективными" мотивами. Явился он в этот мир не для того, чтобы покорять звёзды, но поселиться в сердцах некоторых зрителей вполне способен. Смотрится легко, с интересом, и лично я не жалею ни об одной потраченной на этот аниме-сериал секунде, хотя мог бы в это время копать на заднем дворе бункер и заготавливать запасы тушёнки - декабрь всё-таки не за горами. Но если быть более беспристрастным и объективным, то "Хё:ке", считаю, дать шанс всё равно стоит. Во-первых, из-за любопытства: ну разве не интересно после всех этих контрастирующих друг с другом отзывов, к какой стороне, тьмы или света, придётся примкнуть, если просмотр всё же случится? А во-вторых... мать, дочь и их страшное горе... Не дайте же драгоценным женским слезам быть пролитыми зря, вкусите результат каторжных трудов умельцев из "КиАни"!