You know what's cool? $100 billion is cool

:

image

" Это стоит $50 миллиардов"
Такую фразу должен произносить Марк Цукерберг на встречах с потенциальными инвесторами. Наверняка в этом году их будет много.

Оценка стоимости Facebook в $50 млрд. говорит об одном — Цукерберг сам стоит в 5 раз больше всей AOL, а его творение — больше Boeing. И вот уже Goldman Sachs, платиновые воротнички Wall Street, готовят «транспорт бабла специального назначения» для того чтобы урвать еще бОльший кусок.

Я думаю, что история социальной сети только начинается, потому что грядут изменения, которые превратят Facebook в действительно огромную компанию, имеющую вес в мировой экономике. Но то что происходит прямо сейчас — переломный момент в ее финансовой жизни, так как за дело взялись люди, которых не было в Кремниевой Долине. Они и сейчас сидят на Уолл Стрит.

А значит Марк нашел себе банкира.

Венчурный капитал vs. Wall Street


image

Узнаете дядьку вверху? Это Ллойд Бланкфейн, человек которому в общем-то по бую, сколько стоит компания. Куда важнее, что ее хотят купить, и на этом можно заработать. И клиенты сами приходят к нему, если только не произойдет нечто действительно крутое.

Facebook. Социальная сеть, где по последним данным уже более 600 миллионов пользователей, и ее можно частично купить. Однако на Уолл Стрит знают, что «купить другому» куда выгоднее, так как ты избавляешься от риска, получая прибыль. Но как это сделать, если собственной биржевой площадки у тебя нет, а другие обладали ценных бумаг покупали ее по плавающей цене (стоимость акции отличается в каждой сделке)? Правильный ответ: продать клиентам. Богатым клиентам. Они, кстати, тоже на Уолл Стрит.

Но, постойте… если начать продавать акции компании клиентам, за которыми эти акции будут закреплены, то быстро начнет действовать правило " 500 инвесторов/$10 млн. активов". По достижении этой критической отметки частные компании в США должны заполнять ежеквартальные/ежегодные отчеты для SEC, несмотря ни на что. И именно этот момент пытается оттянуть Facebook, ведь когда цифры станут фактами, поднимать цену акций вверх станет тяжело — с одной стороны, а с другой придется генерировать прибыль, реальную прибыль, на постоянно возрастающем уровне, иначе ценные бумаги перестанут быть ликвидны и потеряют интерес инвесторов, а так же множество других интересных факторов. На деле, это торговля воздухом в вакууме, что еще меньше привлекает инвесторов в том случае, если компания не справляется с генерацией привлекательных денег, как это часто бывает со стартапами. В Америке говорят: «Going public is hard, but being public is much harder»

Именно по этой причине Долина долгое время была чиста от кровососов, жаждущих наживы. К тому же, по слухам, в Пало-Альто витает мнение, что IPO «сломано и стартапы остаются в лузерах». Однако до недавнего времени это был фактически единственный способ получить $1 млрд+ при интересной оценке стоимости, в обмен на ликвидность и официальные финансовые данные (квартальные и годовые отчеты). Но маленькая компания не может позволить себе публичное предложение акций — это просто бессмысленно. А большая так или иначе окажется в свободной торговле на первичном рынке. К слову — в первый день торговли рыночная капитализация Google (самое успешное IPO в истории) была почти вдвое ниже текущей оценки стоимости Facebook, коэффициент P/E которой был равен х100 в 2010 при оценке в 50 миллиардов.

И здесь на помощь приходит венчурный капитал: ангелы, инкубаторы, фонды, готовые вкладываться в рискованные проекты фактически на стадии идеи. Практически все мировые имена с историей, такие как Google, Amazon, Yahoo!, Microsoft и Apple начинались именно так. Так же начинался и Facebook, с 500 000 долларов Питера Тиля ( Peter Thiel, оценка стоимости компании в 2004: 5 млн, при текущей оценке его прибыль составляет х10000). Однако вбирать маленькии порции невозможно до бесконечности (500 инвесторов), и рано или поздно все-равно придется публиковать финансовые отчеты. Хотелось бы сделать это позже… но ведь спрос, вырывающий из рук, на рынке уже сегодня.

Схема


image

Как известно, если два человека хотят заключить взаимовыгодную сделку, никто и ничто не может им в этом помешать. Разница лишь в том, что Goldman Sachs не зря был назван Уорреном Баффетом «институтом особого назначения» — там умеют построить мост, если продавец на другом берегу.

Вложив в Facebook $500 млн. в последней транзакции, на пару с DST, их осенило как на этом можно заработать. Нужно создать фонд, который выкупит часть акций компании для закрытого круга владельцев, выставив им комиссию за транзакцию на уровне 4-5%

Таким образом, удовлетвориться спрос частных и богатых инвесторов — клиентов Goldman Sachs, и компании, которая не готова стать публичной, но требует денег для дальнейшего развития, оставаясь при этом независимой.

Это абсолютно новая возможность, созданная Goldman'ом специальной для гиганта социальных сетей. Альтернативное IPO, в котором стартап остается в победителях.

Для чего? Во-первых, это прибыль. Фонд уже почти собран из самых богатых клиентов Goldman Sachs, чей кошелек не меньше $30 млн; а минимальное вложение составляет $2 млн. Хотя все прекрасно понимают, что банк отдаст свое предпочтение самым лояльным клиентам, коих достаточно, даже несмотря на то что ни один из них не имеет ни малейшего понятия о том, как «эта штука будет генерировать прибыль на уровне ожиданий». После формирования фонда мелкие клиенты будут отброшены (к примеру, вложение на уровне $2 млн. отметают уже сейчас), а вложения заблокированы на 2 года.

Во-вторых, таким образом Goldman Sachs буквально выкупил себе эксклюзивное право проведения публичного размещения акций Facebook. А это уже гораздо интереснее, так как появляется возможность устроить пред продажные торги, опять же сняв сливки с вложений собственных клиентов, таким образом, заработав еще больше на том же самом. На Уолл Стрит никто не слышал о том, что в одну реку не войти дважды.

Исход


В идеальной ситуации, Facebook к началу 2012 года легко может оцениваться в $100 млрд, при годовом доходе, скажем, в $3 млрд. Без данных о «кеш-флоу», без данных о том когда «кэш материализуется», без данных о обменном курсе «кэша». А это уже торговля сферическим воздухом в вакууме, что однозначно не понравится SEC.

Это значит, и на этом сходится большинство экспертов в области фондового рынка, что Facebook придется сделать первичное размещение не позднее 2013 года. Уверен, именно этого и хотели в Goldman Sachs.

Кроме того, в мире ценных бумаг всегда действует простое правило: если кто-то выигрывает, другой проигрывает. Кто проигрывает в ситуации, когда компания которая уже стоит $100 000 000 000 выходит в открытую продажу? Грубо говоря: все те, кто не успел в закрытую. Прибыль на уровне 2х, 3х, даже 10х — не сравнима со 100х, привычными для успешных IPO. И несмотря на то, что Facebook, и тем более Goldman, попытаются сделать этот выход максимально эффектным, торговые площадки, комиссия по ценным бумагам, крупные инвесторы выкупающие порции в процессе размещения, уже обведены вокруг пальца. Им остается только смотреть.

Так или иначе, Facebook будет пытаться как можно дольше оттянуть момент выхода на первичный рынок ценных бумаг для того, чтобы найти и отшлифовать собственную бизнес-модель, которая до сих пор не выглядит выверенной.

При подготовке материала были использованы публикации RWW, TechCrunch, BusinessInsider, NYT, Wired