Машина и преступление

:

Одна из наиболее известных хакерских конференций, Defcon, каждый август проходящая в Лас-Вегасе, США, ныне отметила свою 21-ю годовщину. Всякий форум подобного рода запоминается особенно яркими докладами, что же касается нынешней конференции, то ее самой, пожалуй, главной темой стал взлом компьютерных систем автомобилей.

Официально никакой «главной темы», конечно, тут объявлять не принято, коль скоро круг интересов, исследований и докладов в современном хакерском сообществе чрезвычайно широк и разнообразен. Однако факт того, что конференция началась с нескольких выступлений, посвященных новейшим результатам автомобильного взлома, говорит сам за себя.

Более того, хотя примечательные доклады по данному предмету звучали на Defcon и в предыдущие годы, на этот раз обостренный интерес к теме был известен устроителям заранее, так что доклады пришлось устраивать в условиях стоячей аудитории. Дабы уместились все желающие послушать и посмотреть демонстрации того, как с помощью недорогой и общедоступной техники уже можно, грубо говоря, не просто угонять чужую машину, но и делать это даже при водителе, сидящем за рулем.

Иначе говоря, на примере реальных и популярных у покупателей марок машин исследователи показали вкратце следующее. Что они могут переводить на себя внешнее управление ключевыми (и вспомогательными) функциями автомобиля — разгонять машину, включать и отключать тормоза, рулить колесами, затягивать ремни безопасности, запускать механизм выброса защитной подушки и так далее, — в то время как внутренние механизмы управления машиной полностью перестают реагировать на команды водителя...

Представляется бесспорным, что столь любопытный доклад американских хакеров Чарли Миллера и Кристофера Валасека (Charlie Miller, Chris Valasek), заранее анонсированный в Интернете впечатляющими видеороликами, был очень интересен и сам себе. Но при этом в аудитории чувствовался еще и некий весьма особый эмоциональный фон, изначально сопровождавший данную презентацию.

Наиболее отчетливо эмоции проявились в тот момент (аудитория спонтанно разразилась аплодисментами), когда докладчики объявили, что они решили полностью и с подробностями опубликовать результаты своих изысканий. Дабы всем стало наконец ясно, что это действительно вполне возможно. Что предполагавшиеся «теоретическими» угрозы совершенно реальны, а значит, давно уже пора начинать открытое и честное обсуждение столь очевидных компьютерных рисков и путей к укреплению безопасности автомобилей.

#Мнение эксперта: Кларк

Для того чтобы особый фон, на котором происходили «автомобильные» доклады Defcon, проступил вполне ясно и определенно, полезно, наверное, процитировать известного американского эксперта по безопасности Ричарда Кларка (Richard Clarke). А точнее, вспомнить те в высшей степени необычные комментарии, которые он дал прессе по поводу недавней трагической гибели видного журналиста Майкла Хастингса, разбившегося и сгоревшего в автомобильной аварии:

Я отнюдь не конспиролог. Фактически бóльшую часть моей жизни я занимался тем, что развенчивал конспирологические теории... Но мое правило всегда было таково, что вы не развенчиваете теорию заговора до тех пор, пока вы не можете доказать [что она неверна]. В случае же Майкла Хастингса те свидетельства, которые стали публично доступными, согласуются с признаками кибератаки. И проблема в том, что ни опровергнуть, ни доказать этого вы не можете.

Необычность этого комментария прежде всего в том, что звучит он из уст человека, много десятилетий проработавшего на высоких государственных постах, связанных с национальной безопасностью и киберугрозами. А для людей такого типа в высшей степени нехарактерно открыто бросать вызов официальным заявлениям властей, которые сразу же после гибели журналиста заняли однозначную позицию — произошел-де обычный несчастный случай и никаких признаков преступления полицией не обнаружено.

Ричард Кларк, однако, всегда относился к куда более редкой породе государственных чиновников, которые нарабатывают авторитет и уважение тем, что стараются быть компетентными и честными всегда — вне зависимости от того, каковы текущие интересы лидеров и групп, находящихся в данный момент у власти.

До определенного момента такой подход к службе действительно срабатывал. Первый серьезный пост в Госдепартаменте Кларк занял еще при президенте Рональде Рейгане, в 1980-е годы. При последующих президентах, Дж. Буше-старшем и Билле Клинтоне, он возглавлял координацию контртеррористических усилий госадминистрации, причем при Клинтоне — в ранге министра кабинета.

С приходом к власти Дж. Буша-младшего, правда, государственный статус Кларка поначалу несколько понизился — он стал особым советником президента по кибертерроризму. Ну а вскоре после этого честному советнику и вовсе пришлось распрощаться с государственной службой. Верный себе, Кларк открыто критиковал подходы бушевской команды к защите страны от терроризма — как до, так и после событий 11 сентября 2001 года. А затем столь же откровенно и аргументированно стал выступать против подготовки военного вторжения США в Ирак...

Иначе говоря, биография Ричарда Кларка являет собой ту редчайшую ситуацию, когда человек кучу лет провел в высших эшелонах государственной власти, много чего повидал из этой грязной кухни, но при этом очевидно не замарался сам и пытается оставаться честным по сию пору.

И вот что ныне Ричард Кларк говорит по поводу «обычной» гибели журналиста:

Имеются основания полагать, что разведслужбы ведущих государств — включая и Соединенные Штаты — знают, каким образом захватывать дистанционное управление машиной.

В результате недавних [открытых] исследований в университетах было обнаружено то, насколько несложным — сравнительно — может быть взлом вашего канала связи с системой управления машиной. Далее можно устраивать такие вещи, как, например, резко дать по тормозам, когда водителю тормозить не надо. Или, наоборот, отключить тормоза и разогнать автомобиль в тот момент, когда водитель вовсе не хочет никакого ускорения, да еще при этом, скажем, запустить выброс подушки безопасности... Ныне вы можете сделать действительно разрушительные вещи с помощью взлома автомобиля, причем все это не так уж и сложно.

Так что если здесь действительно была кибератака против автомобиля — я, однако, не утверждаю, что она была, — я думаю, что тому, кто бы ее ни устроил, все это, скорее всего, сойдет с рук...

#Судьба журналиста: Хастингс

Необычные обстоятельства автомобильной аварии, в которой погиб Майкл Хастингс, определенно заслуживают тщательного разбора. Но прежде чем переходить к обзору этих детективных и технических моментов, следует пояснить, что за человек был Майкл Хастингс и почему он в свои 33 года успел занять совершенно особое место в современной американской журналистике.

Подыскивая подходящие сравнения применительно к условиям России, можно сказать, что журналист Хастингс был для прессы США кем-то вроде Анны Политковской и Елены Трегубовой в одном лице. Как Политковская, он много лет занимался честным освещением неправедной войны — сразу после окончания университета долгое время проработав корреспондентом Newsweek в Ираке, в самый драматичный период военной оккупации.

Своими правдивыми и далеко не гламурно-патриотическими репортажами с войны Хастингс естественным образом подрывал популярность республиканской администрации Буша, а потому весьма благосклонно воспринимался в руководстве партии-соперницы. Иначе говоря, по возвращении из Ирака Хастингс практически без всяких личных усилий оказался вовлеченным в ближний круг журналистов, освещающих предвыборную политическую жизнь элитной верхушки демократов.

После победы Обамы на президентских выборах Хастингс, ясное дело, вошел в крайне престижный журналистский пул Белого дома. Однако там он со своей честностью повторил, по сути, судьбу россиянки Елены Трегубовой — поначалу звезды «кремлевского пула», а затем изгнанника с политического Олимпа и автора известной разоблачительной книги «Байки кремлевского диггера».

У Хастингса тоже вышло несколько заметных книг, однако наибольшую, поистине общенациональную известность он получил в 2010 году благодаря своей большой статье в журнале Rolling Stone. Статья была посвящена генералу Стэнли Маккристалу (Stanley McChrystal), главнокомандующему международными вооруженными силами в Афганистане, и произвела в США эффект разорвавшейся бомбы.

Как и тексты Трегубовой, материал Хастингса создавался вовсе не кого-то там «очернять и разоблачать», а просто давал реальную картину жизни и портреты людей на высоких постах. В данном случае людей, руководящих войной еще в одной оккупированной и абсолютно чуждой им стране.

Ну а главным содержанием статьи — что было известной фишкой Хастингса — выступала прямая речь героев, то есть слова самого генерала и его непосредственного окружения. Причем не те «заявления для прессы», которые тщательно конструируют пиар-мастера, а просто обычные доверительные разговоры, какие ведут меж собой люди за бутылкой пива.

Вряд ли тут будет к месту пересказывать, чего там наслушался журналист от вояк в Афганистане и что именно они говорили о своих гражданских начальниках в Вашингтоне, включая высших лиц государства, но итоговый результат статьи Хастингса упомянуть необходимо. Сразу же после этой публикации генерал Маккристал был отозван в Вашингтон, освобожден президентом от своей высокой должности, а вскоре и вообще оставил ряды вооруженных сил США.

Как это свойственно практически всем политикам, по каким-то физиологическим причинам всегда предпочитающим говорить ложь вместо правды, президент Обама в своих комментариях заверил, что публикация Хастингса к его решению об увольнении генерала не имела никакого отношения...

Что же касается самого журналиста, давно уже перебравшегося подальше от Вашингтона и обосновавшегося в Лос-Анджелесе, то он и дальше оставался верен себе. Иначе говоря, для разных изданий готовил то короткие репортажи о теневых сторонах солнечной Калифорнии, то большие статьи-расследования о высокой, но грязной политике.

Продолжая вариться в гуще самых горячих тем, Хастингс со своей вызывающей честностью и очень информированными источниками в верхах, естественно, продолжал вызывать сильнейшее раздражение у властей. Причем раздражение не только у высшего политического и военного руководства страны, но и у главных разведслужб вроде ЦРУ и АНБ.

В частности, последняя по времени публикация Майкла Хастингса, появившаяся 7 июня 2013 года, носила название «Почему демократы любят шпионить за американцами» и была посвящена самому первому сливу в прессу шокирующего компромата от Эдварда Сноудена (в тот момент, правда, столь знаменитое сегодня имя еще не было никому известно).

Текст данной статьи достаточно отчетливо указывал на то, что репортер тоже намерен заняться темой всеобъемлющего и бесконтрольного шпионажа спецслужб, а завершался такими словами: «Возможно, вскоре последует больше информации на данный счет». Однако вместо новых статей-расследований Хастингса вскоре последовала ужасная автомобильная авария, оборвавшая жизнь журналиста...

#Место смерти: Голливуд

Во вторник, 18 июня, примерно в 4:25 утра, тихо спящий пригород Лос-Анджелеса разбудил оглушительный взрыв и столб пламени от машины, врезавшейся в пальму на разделительной полосе автодороги. При одном лишь взгляде на искореженную и полностью охваченную огнем машину становилось ясно, что выжить в такой катастрофе — шансов практически никаких...

Случайно оказавшиеся поблизости свидетели потом рассказывали, что непосредственно перед аварией машина неслась на совершенно дикой для этого района скорости, порядка 100 миль в час (160 км/ч), проскочила два или три перекрестка на красный свет светофора, а на абсолютно пустом и прямом как стрела участке дороги вдруг резко вильнула в сторону, из-за чего вылетела на разделительную полосу и ударилась в дерево с феноменально мощным взрывом.

Полиция и пожарные Лос-Анджелеса, прибывшие к месту происшествия, оперативно погасили огонь, извлекли из обломков жертву катастрофы и зачистили место аварии. Поскольку тело погибшего — как было объявлено — обгорело до неузнаваемости, личность его не назвали, но в официальном заявлении полиции сразу было отмечено, что произошедшее расценивается как несчастный случай, а каких-либо признаков преступления здесь не обнаружено. Однако как только стало известно, что погибшим водителем в этой одиночной аварии был известный журналист Майкл Хастингс, находившийся за рулем своего автомобиля Mercedes C250 выпуска 2013 года, относительно «несчастного случая» тут же и во множестве стали возникать естественные вопросы, ответы на которые дать очень непросто.

Катастрофа произошла всего в двух километрах от дома журналиста, откуда он только-только выехал, то есть, очевидно, не мог «заснуть за рулем», как это бывает в долгих монотонных поездках. По свидетельству друзей, последние лет пять Хастингс перестал употреблять спиртное, то есть версия с пьяным в хлам состоянием тоже не годится. Более того, за чересчур осторожное и неторопливое вождение машины журналиста в его окружении нередко дразнили, что он «водит как бабушка». Иными словами, будучи за рулем, Хастингс просто не мог вести машину в той манере, в какой она гнала по ночному пригороду.

Отдельный вопрос — из-за чего мог так мощно взорваться новейший автомобиль Mercedes, когда известно, что разработчики современного автотранспорта специально конструируют его так, чтобы никаких взрывов при столкновениях не происходило (голливудские боевики, правда, все время пытаются убедить зрителей в обратном). Конечно, здесь при разбирательстве очень помогли бы компетентные разъяснения от фирмы Mercedes, однако в данном случае она полностью отказалась от комментариев, перенаправляя все вопросы в адрес полиции Лос-Анджелеса.

Нельзя не отметить, что множество вопросов вызывают и чисто физические обстоятельства аварии. Например, тяжеленный двигатель машины, оторвавшийся при взрыве, улетел примерно на 50 метров от места столкновения с пальмой. При этом само дерево, после того, как в него влетела, а затем и взорвалась машина массой около полутора тонн на скорости порядка 100 миль в час, перенесло столкновение с минимальными потерями. Фактически содрана лишь часть коры в основании, немного поврежден собственно ствол, плюс легкий нагар и следы копоти от пожара. Но в целом ничего особо серьезного...

Столь плохо стыкующиеся друг с другом обстоятельства находят куда более логичное объяснение, если учесть свидетельство одного из очевидцев, считающего, что он видел, как машина начала взрываться и гореть еще до того, как столкнулась с деревом. Иначе говоря, к моменту столкновения с пальмой это был уже не целый автомобиль, а то, что от него осталось после первого взрыва.

Именно это, собственно, подтверждают обнаруженные много позже записи камер видеонаблюдения, установленных в придорожных заведениях и зафиксировавших последние мгновения жизни журналиста. Покадровый анализ видеозаписей показал, что в действительности было три взрыва. Два еще при движении автомобиля — в отсеке двигателя, а третий, с самым мощным воспламенением, охватывает огнем кабину при столкновении с пальмой...

#После смерти: друзья и близкие

Фактически сразу же после гибели Хастингса от его друзей и коллег начали поступать свидетельства, указывающие на очень подозрительную возню властей вокруг журналиста. Джозеф Биггс (Joseph Biggs), давний приятель Хастингса, предъявил письмо электронной почты, которое журналист за несколько часов до своей смерти разослал редакторам и ближайшим коллегам, в частности соратникам по совместному проекту — независимому «агентству новостей» BuzzFeed.

Письмо имеет весьма характерный заголовок «FBI investigation, re: NSA» («Расследование ФБР, относительно: АНБ»), что же касается его содержания, то, по свидетельству Биггса, за все годы их отношений он никогда не получал ничего подобного от своего друга, давно уже привыкшего к угрозам и наездам со стороны властей. Поскольку письмо совсем короткое, проще всего привести его перевод практически целиком:

Привет (имена получателей изъяты). Федералы (общепринятое название ФБР) расспрашивают моих «друзей и близких». Возможно, если власти заявятся в «Штаб-квартиру BuzzFeed», будет мудрым шагом сразу же затребовать присутствие адвокатов, прежде чем начнутся любые разговоры или расспросы относительно наших методов сбора информации или прочих связанных с этим журналистских моментов.

И еще: я сейчас занят большой историей, так что на некоторое время должен скрыться с радаров.

С весьма похожим по сути свидетельством параллельно выступила известная всем организация WikiLeaks, сообщившая, что за несколько часов до своей гибели Майкл Хастингс связывался с их адвокатом Дженнифер Робинсон. Юристы WikiLeaks имеют большой опыт в защите журналистов, работающих с утечками компромата, а Хастингс известил Робинсон о том, что ФБР занялось расследованием его деятельности и ему может потребоваться помощь...

В ответ на эти публикации местное представительство ФБР в Лос-Анджелесе практически мгновенно, что довольно необычно, сделало заявление для прессы, согласно которому «ФБР никогда и никоим образом не занималось расследованием в отношении Хастингса». Однако далее произошло нечто еще более необычное. Когда двое коллег журналиста независимо друг от друга по официальным каналам, на основании закона FOIA (о праве граждан на доступ к информации) запросили у ФБР все их материалы, в которых так или иначе фигурирует Майкл Хастингс, в ответ последовало гробовое молчание. Иначе говоря, в определенный законом 20-дневный срок спецслужба не нашла ни слов, ни времени для официального ответа по существу запроса. Как результат, теперь эти материалы уже затребованы от ФБР через суд...

Другой очень нехороший нюанс связан с телом погибшего. Имеется весьма странное свидетельство с места аварии — от одной из случайных прохожих, которой довелось лично увидеть, как тело извлекали из обломков машины. Свидетельницу больше всего поразило, что тело было целым. То есть полностью обгорела голова до плеч, а вот дальше и одежда, и руки, и все остальное туловище были совершенно без следов огня, дотла спалившего машину. Понятно, что свидетельство звучало чрезвычайно сомнительно, и его можно было бы легко опровергнуть, если бы кто-то еще видел тело. Например, хоронившие Хастингса родственники. Но вся штука в том, что тело покойного родственникам вернули в виде праха в урне. То есть власти кремировали погибшего журналиста сами, вопреки желаниям семьи.

Что же касается полицейских и пожарных, непосредственно участвовавших в ликвидации последствий аварии, то от них получить личные свидетельства репортерам местной криминальной хроники никак не удается. Потому что те получили указание от вышестоящего начальства, запрещающее им давать для прессы какие-либо комментарии или информацию по данному происшествию...

#Идите спать дальше: жена

Подводя текущий итог всей этой истории с гибелью журналиста, мы можем констатировать, что чем больше набирается фактов, тем более становится очевидным, что это была далеко не обычная автомобильная авария. Слишком уж много вокруг нее тайн и нестыковок. Самым же, возможно, необычным (для кого-то, впрочем, и наоборот — вполне ожидаемым) на данном фоне выглядит то, каким образом трансформировалась позиция вдовы Хастингса, журналистки Элиз Джордан (Elise Jordan).

Непременно надо отметить, что Элиз Джордан — это человек с немалыми связями в Вашингтоне. Достаточно сказать, что в свое время она была спичрайтером — то есть автором речей — госсекретаря США Кондолизы Райс. Так вот, сразу же после смерти мужа вдова вполне отчетливо заявила, что ни на грош не верит в басни про «несчастный случай» и доберется до тех, кто это сделал.

Что там происходило с ней дальше, мы, конечно, вряд ли когда-нибудь узнаем. Внешне все очень похоже на то, что те, до кого вдова грозила «добраться», вышли на нее сами. И сделали, видимо, ей такое предложение, отказаться от которого она не смогла. В общем, к началу августа Элиз Джордан дозрела до того, чтобы лично появиться на общенациональном канале CNN и оттуда поведать согражданам следующее. Что теперь она «нутром чувствует» — это был просто трагический несчастный случай, никто тут не виноват, а она — самая несчастная женщина на свете. Что же касается «большой истории», над которой в тот момент работал ее муж, то у него, по словам скорбящей вдовы, постоянно в работе было штук по пять разных «великих историй».

Иначе говоря, хотя в явном виде эти слова и не произнесены, смысл послания Джордан был совершенно ясен: хватит уже искать тут заговор, человека не вернуть, давайте жить дальше. Осуждать несчастную женщину за столь радикальную смену позиции, наверное, вряд ли уместно. Все-таки мужа потеряла. Но именно ради памяти мужа могла бы и промолчать...

В каком-то смысле можно говорить, что Элиз Джордан с экранов миллионов телевизоров еще раз воспроизвела — но теперь уже абсолютно всерьез — шутку черного юмора, спонтанно родившуюся на месте гибели Майкла Хастингса.

Когда после смерти известного журналиста люди стали приносить к обгоревшей пальме цветы, национальные флажки и прочие знаки памяти, кто-то прикрепил к стволу самодельный плакатик со словами: «Это не был несчастный случай». Вскоре, однако, этот плакат сняли и заменили другим: «Это БЫЛ несчастный случай. Идите спать дальше»...

#Взлом автомобилей: эпилог

Как будет развиваться дальше вся эта история, предсказать, естественно, невозможно. Но то, что на публичное обсуждение проблем со взломом автомобилей данная катастрофа оказала сильнейшее влияние, представляется бесспорным. Как бесспорно и то, что на протяжении многих лет эту весьма насущную проблему пытаются представить не то чтобы несуществующей, но как бы совершенно неактуальной и грозящей рисками лишь где-то там — в неопределенно отдаленном будущем.

Что же касается непосредственно настоящего, тот здесь позиция флагманов автомобилестроения известна достаточно хорошо. По некоторым очень важным для них причинам они по сию пору дружно и в один голос продолжают настаивать, что многочисленные случаи сбоев, отмечаемых в работе электроники автомобилей, никоим образом не связаны с дефектами в программах и компьютерной начинке, а вызваны исключительно механическими причинами.

Иными словами, для изготовителей машин представляется принципиально важнымм изображать ситуацию с автомобильной электроникой намного более безопасной и надежной, нежели есть на самом деле. Пусть и в ущерб имиджу надежности механических узлов или деталей.

Ярчайшей иллюстрацией этого можно считать годами длившуюся историю с так называемой «залипающей педалью газа», что в самых разных марках машин многократно приводило к опаснейшему непреднамеренному ускорению автомобиля. Там, где специалисты-компьютерщики отчетливо видели явный дефект в электронике управления, автопроизводители упорно искали сугубо механическую причину вроде неправильных ковриков-половичков. И категорически отрицали саму возможность компьютерной ошибки.

По весьма похожей схеме фирмы автоиндустрии прореагировали и на нынешний доклад исследователей в рамках конференции Defcon 2013. Процитируем их оценку: было сказано, что «это вообще никакой не взлом» — по той лишь причине, что хакеры захватили управление автомобилем не по радиоканалу, а посредством кабеля, подключенного к сети машины через диагностический порт...

Чтобы сразу стало понятнее, сколь много лукавства и неискренности содержится в данных словах, можно напомнить, что еще в 2010-11 годах сразу несколько групп исследователей — из американской фирмы iSEC Partners и двух университетов США, Вашингтонского и Калифорнийского, — наглядно продемонстрировали дистанционную компрометацию управления автомобилем через сеть GSM (а также через каналы Bluetooth и даже через музыкальную стереосистему в машине — с помощью зараженного троянцем аудио-CD).

Именно на эти общеизвестные работы ссылался эксперт Ричард Кларк, когда говорил о реалистичности сценариев с ликвидацией людей в автомобильных авариях, подстроенных с помощью компьютерного взлома. Авторы же доклада на нынешней конференции Defcon, Миллер и Валасек, особо подчеркивают, что прекрасно знакомы с подходами и технологиями своих предшественников, поэтому вовсе не собирались повторять их результаты.

В своей новой работе исследователи поставили перед собой иную цель — посмотреть, до какой вообще степени можно в реальности захватить управление чужим автомобилем. И убедились на практике, что фактически они могут делать с машиной все что угодно — на какие бы кнопки и педали ни пытался давить водитель...

Если же говорить о неконструктивной реакции автоиндустрии, настаивающей, что эта атака через кабель является-де «нереалистичной», а они все свои усилия по безопасности электронного управления сосредоточили на защите от действительно реалистичных дистанционных атак через сети GSM, то здесь можно отметить вот что.

Всего за неделю до презентации Миллера и Валасека там же, в Лас-Вегасе, но только в рамках родственной конференции Black Hat, два испанских хакера, Хавьер Видаль и Альберто Ийера (Javier Vázquez Vidal, Alberto Garcia Illera), делали другой доклад на похожую тему — о разработанном ими устройстве для «недорогого тюнинга автомобильных ЭБУ» (то есть электронных блоков управления, или ECU).

Суть этого устройства (ценою порядка 25 долларов) сводится к тому, что хакеры с его помощью могут свободно считывать и записывать данные в рабочую флеш-память общераспространенных ECU, применяемых во многих автомобилях. Иными словами — управлять базовыми функциями машины. И хотя для защиты данных в этих ЭБУ формально применяется криптография, испанским умельцам понадобился всего лишь единственный чип ценой около 1 доллара, чтобы всю эту криптографическую защиту обойти...

Устройство хакеров позволяет заниматься не только электронным тюнингом, то есть тонкой подстройкой режимов работы автомобиля. Оно в действительности дает намного больше — захват управления всеми ключевыми функциями машины. При этом, как установили испанцы, они вполне могут работать с перепрограммированием ЭБУ и дистанционно, так что ныне уже готовят беспроводную версию своего устройства. Правда, подробности о конструкции системы они пока не раскрывают.

Ну а Чарльз Миллер и Крис Валасек, как и обещали, вскоре после доклада на Defcon выложили все материалы своих изысканий в Интернет — в полном объеме. Исследователи уверены, что только так можно заставить автоиндустрию всерьез озаботиться укреплением защиты машин от взлома.

***

#Дополнительные материалы по теме:

Если вы заметили ошибку — выделите ее мышью и нажмите CTRL+ENTER.