GrabDuck

«Комната» (The Room, 2003)

:

Дебют Томми Вайсо всемирно признан худшим фильмом, когда-либо созданным. Оказывается, не зря. Конечно, треш-индустрия знает работы похлеще, а если копнуть немного нашего кинематографа… Но не будем о наболевшем. «Комната», на мой взгляд, по достоинству занимает своё место.

Я даже не знаю, с чего начать анализ данного произведения. Совсем не находится слов. По личным ощущениям, просмотр романтической драмы вызывал какие-то невообразимо позитивные чувства негативного толка (сочетать несочетаемое — забавное занятие!). Ты и ужасаешься постановке, сценарию, актёрской игре (особенно), и в то же время чётко осознаёшь, что не можешь оторваться, потому что такой исключительный шлак трудно найти, легко потерять и невозможно забыть. Происходящее на экране забавляет сильнее стандартного ситкома: если в ситкоме (даже самом стрёмном) тупость и наигранность используются специально, входят в контекст задумки, выставляются в виде высмеивания той или иной ситуации, то тут мы становимся свидетелями бытовой, сериальной интриги, представленной в чрезвычайно комичном свете. Вроде как бы должна быть драма, перерастающая в трагедию, а получается всё то же самое, но вместо слёз и учащённого пульса — восторженное недоумение вперемешку с нервным хохотом.

Начну с лёгкой затравки. Это визуальное восприятие. Оператора, видимо, в детстве били розгами за лишние движения, поэтому он дисциплинированно статичен и страшно боится оригинальности в съёмке. Декорации — отдельная тема. Действие происходит в доме и на крыше. Если в стенах дома всё выглядит, опять же, как в ситкоме, то на крыше вместо простирающегося городского ландшафта, видимо, развернули и установили некий полотняный фон, чтобы скрыть факт — никакая это не крыша. Хитроумно, ничего не скажешь. Плюс использование крайне дешёвого музыкального сопровождения. Мои уши больше не будут прежними.

А вот что выбивает из колеи окончательно — режиссёрская работа, сам Вайсо в главной роли, актёрская игра остальной команды и убогость сценария. Буду оглашать по порядку, а первые два пункта нагло объединю.

Режиссёр на площадке бывает разным. Вайсо же крайне, до ленивого демократичен. Кажется, все сцены он снимал с первого дубля. При этом человек в ус не дул, что быть актёром — дело намного более сложное, чем кажется. Смотреть на Томми в его роли — одно специфическое удовольствие. Он был рождён, чтобы никогда не играть. И он НЕ играет. Потому что реакции, реплики, потуги данного персонажа — нечто сногсшибательное. Показать такое безэмоциональное отношение к предательству, измене, к попранной любви, женщине или просто к жизни в целом — нужно постараться. Особенно в постельных сценах, которые выглядят скорее как оплодотворение человеческих личинок, нежели как страстная связь двух возбуждённых особ. Если на обложках бульварных любовных романов чаще всего прорисована спина кавалера, обхваченная ручкой позади стоящей дамы — неужели теперь подобную ассоциацию подразумевать в большинстве пикантных кадров? При этом секс постоянно происходит за постельными занавесками, эй, что за пошлое пренебрежение зрительскими чувствами, я хочу видеть все подробности!

Хорошо, с Вайсо разобрались, великану лилипуты не указ. Какими же предстали остальные актёры? Ответ — не менее жалкими. Во-первых, над озвучкой, видимо, дрожали как над Везувием во время извержения. Аккуратно выпестованное произношение каждой фразы с должной интонацией наводит на мысль, что актёров отбирали со студий записи аудиоучебников по изучению английского языка. Во-вторых, за «деревянными» реакциями никогда не разглядишь чего-то живого, естественного: нахождение в актёрской среде провалено от и до. Вы хотя бы что-то репетировали или всё это была лишь читка сценария наизусть? «Ты — пошёл туда, пройдёшь оттуда сюда, произнеси, как её любишь. Ты — стоишь вот там, потом подходишь к нему, целуешь, произносишь свою фразу. Сейчас я хочу проверить, всё ли вы выучили. Оператор — включай камеру. Снимаем сразу. Вторых дублей не будет». Так?! Даже новость о раке груди преподнесена матерью героини крайне любезно, будто у неё не опухоль там растёт, а прыщик. И только в финале Вайсо позволил оставшимся лицедеям вволю разныться, но, увы, по сравнению с тем, что было, старания не засчитываются.

А вот теперь позволим себе закрыть глаза, расслабиться и подумать над самой историей. Она банальна: легкомысленная пассия богатого и доброго банкира устала от сожительства с ним. Он, видите ли, скучный. А за прошедшие несколько лет ты не заметила, что ли? При этом у них намечается свадьба, но вскоре мадам так сильно устаёт от собственного нытья и жарких ночей со скучным мужем, что начинает на него наговаривать (как тут не прийти к выводу, что некоторые бабы — сущее зло), а вскоре и вовсе изменяет тому с его лучшим другом. Далее рассказывать не буду, чтобы не убить особо впечатлительных спойлерами, однако успею предупредить, что ожидание насыщенного на события сюжета грядёт непростительной ошибкой. Смиритесь и уберите свою фантазию куда подальше.

Зато вот поведение самих лиц кажется мне психически неуравновешенным. Диагнозы: нимфомания, агрессия и депрессивное расстройство. Пока главный герой медленно закипает, грешащие прелюбодеи оказываются так увлечены друг другом, что в соитии своём походят на озабоченных подростков, у которых между ножек горит, а между ушей стынет. Ну ладно женщина, у которой цель — изменить мужу, но лучший друг-то куда смотрит, если постоянно ноет, что не стремится предать банкира? Выдержки парня хватает на две секунды, после чего его самообладание вмиг заменяется вожделением, словно мозги у человека вообще не имеют власти над инстинктами. Видимо, у некоторых так и есть.

Финал до невозможности душераздирающий. Душа раздирается от смеха, от рыдания, от очередного недоумения — всё вместе. Томми Вайсо словно соревнуется с древними греками в искусстве трагедии, заведомо понимая громогласность своего фиаско. После таких сцен приходишь к выводу, что любовь придумана больными на голову людьми, неспособными достойно проводить уходящего человека на знаменитое слово из трёх букв. Впрочем, учёные ведь говорят, что у влюблённых в мозгу что-то меняется, и поэтому неожиданная потеря объекта желания может привести к чему угодно. Вайсо солидарен с учёными как никогда.

Я очень рад, что ознакомился с данной работой. Она заменила поход в цирк, где клоуны выступали бы вместо акробатов, акробаты — вместо слонов, а слоны — вместо клоунов. Противоречивость впечатления поразительна! Равнодушным назвать себя не могу. Скажу лишь, что есть фильмы, показывающие, как НЕ надо снимать и играть. А есть фильмы, в которых это «НЕ» доведено до такого абсурда, что к плохой съёмке и игре после просмотра вырабатывается железный иммунитет, как если бы существовало лекарство от всех болезней. Томми Вайсо отлично продемонстрировал подобное лекарство в кинематографии, так что я рад ощущать себя в числе предупреждённых и вооружённых. Чувствую себя отлично.

Спасибо, мастер!

1 из 10