GrabDuck

Быстрые углеводы. Цепная реакция голода - 2015 - Дневник неудачницы

:

С той поры, как первая тётка в неолите сообразила посеять возле своего жилища съедобные злаки вместо того, чтобы шастать по степям в их поиске, углеводы прочно вошли в жизнь наших диковатых предков. Разумеется, это была тётка, потому что дядек волновала добыча белков и жиров из бегающих, летающих и плавающих ресурсов. Почёму тётка не посеяла, скажем, шпинат или петрушку? А потому что злаки были основным источником углеводов в те непростые времена. Ещё можно было кое-где отыскать ягоды или фрукты, но их сезон крайне короток. Углеводы из молока были недоступны, потому как животных на тот момент ещё не одомашнили. Иногда удавалось разжиться медком. Короче, злаки оказались самыми надёжными в этом плане. И благодаря им наша сегодняшняя цивилизация такая, какая есть. Именно они запустили земледелие, а за ним и животноводство, которое породило первое имущественное неравенство, а за ним и расслоение общества, которое в свою очередь привело к образованию государств, мировых религий и транснациональных корпораций.

Неолитическая тётка, наверное, очень удивилась бы, узнав, какое влияние она оказала на всю дальнейшую историю человечества. Еще сильнее она удивилась бы тому факту, что сегодня углеводы назначены виновными в эпидемии ожирения, охватившей относительно цивилизованную часть её потомков.

Давайте для начала вспомним, кто такие углеводы и зачем они вообще нашему организму. Углеводы — большой класс органических веществ, представляющие собой хитрым образом соединённые углерод и воду. Делать углеводы умеют только растения из углекислого газа и воды под воздействием солнечного света. Все остальные участники биосферы нагло пользуются плодами их труда, перерабатывая углеводы растений в разные свои разновидности углеводов. Зачем? Затем, что углеводы активно участвуют во всех процессах нашего организма: они входят в состав сложных молекул, например ДНК, в состав клеточных рецепторов, отвечают за проницаемость клеточных мембран, участвует в дыхании клеток. Чувствуется, что штука нужная, да? Кроме того, они служат источником энергии и умеют запасаться в нашем организме в виде гликогена.

Почему я сейчас тут буду углеводы ругать? Потому что не все углеводы одинаково полезны: вот сложные я люблю и хвалю, а простые сейчас буду обличать. Все углеводы, они же сахара, состоят из элементарных кирпичиков — сахаридов. Если сахара содержат больше трёх таких кирпичиков, то они усваиваются медленно, постепенно отсоединяя сахариды от своих длинных цепочек. Такие углеводы называют долгими, они плавно повышают содержание сахара в крови и имеют низкий гликемический индекс. Это хорошие, годные углеводики, они замечательно справляются со всеми задачами в нашем организме. Живут они в овощах, бобовых, крупах и злаках, цельнозерновых продуктах.

Если сахара содержат только один-два сахарида — то они простые. Содержатся в белом хлебе, булках, картофеле, белом рисе, сладких фруктах, мёде. Такие углеводы ещё называют быстрыми, они имеют высокий гликемический индекс и именно они виноваты в том, что я толстая. Скорее всего, в вашей большой попе виноваты тоже они.

Почему быстрые углеводы считаются вредными? Потому что у них всё происходит как-то слишком. Слишком быстро они растворяются и распадаются до уровня глюкозы, создавая слишком большую её концентрацию в крови, тем самым вызывая слишком большой выброс инсулина, который слишком быстро эту глюкозу пристраивает по нужным местам, вызывая резкое снижение сахара в крови, а вместе с ним и острое чувство голода. И организм в этот момент опять требует от нас быстрых углеводов, потому что знает, что именно из них получит необходимую глюкозу максимально быстро, вознаградив за это хозяина хорошей порцией дофамина, закрепляя зависимость. Какое-то время будет хорошо, пока уровень глюкозы в крови опять не снизится.

Это замкнутый круг, граждане худеющие, из которого очень непросто выбраться. А если и выбрался, то очень легко назад вляпаться, потому что вокруг всё такое вкусное. Вот почему людей, которые говорят вам, что от одной конфетки же ничего не будет или один кусочек тортика не повредит диете, нужно бить. Не сильно, но убедительно. Потому что как только этот тортик попадёт вовнутрь, всё — вы будете кидать туда еду уже не контролируемо, потому что это уже не вы решаете. А тот человек, который его вам положил на тарелочку, будет радоваться тому, как вы хорошо кушаете.

С чего, собственно меня понесло разбираться с углеводами? А это месть. Да, вот так вот банально. За вчерашний день. Я ведь умею из ничего создать себе проблему, вот и вчера мастерски это исполнила. Так получилось, что накануне пару дней я крепко недобирала калорий, особенно мало было углеводов. Ну и решила я сделать себе что-то вроде углеводной загрузки. После пробежки натощак, когда все мои собственные ресурсы углеводов были исчерпаны я побаловала себя чем бог послал. А послал он мне картошечку отварную, пару тостов из белого пшеничного хлеба с кабачковой икрой, спелый крупный помидор и два больших и красивых персика. Персики я съела в процессе приготовления картошки и буквально через пару минут почувствовала, что меня прёт (дофамин же)! Состояние, как будто рюмку водки намахнула. Крат на это заметил: «Вот видишь, как хорошо вести здоровый образ жизни — можно персиками упарываться!»

Потом я обедала картошечкой и всё было прекрасно, до тех пор, пока мы с организмом опять не проголодались. Причём, это не было плавное нарастание чувства голода, это было так, как будто кто-то включил рубильник. Хочу жрааать! Дай мне бутерброд! Давай съедим виноград! Такие дикие сигналы посылались мне. «Ну уж фиг тебе!» — решила я и начала кормить организм белками различного происхождения. Но он не унимался, ему нужны были быстрые углеводы. Очень неприятное состояние, которое я про себя назвала углеводной абстиненцией. Один в один — похмелье: пару часов назад тебе было хорошо и здорово, а теперь тебе плохо и нужна новая доза.

Именно это происходит во время срыва, когда мы не можем остановиться. «Зажор» такое же говорящее слово, как и «запой». Завязавшие алкоголики не говорят себе «от одной рюмочки ничего не случится», а завязавшие едоголики — постоянно. Это химическая реакция, не нужно её разгонять до состояния, когда вы уже не можете её контролировать.