Программа Поощрения Авторов — почему соглашение сделано именно таким

:

Прочел топик Вадима Колосова с критикой соглашения Программы Поощрения Авторов и решил, что мне, как автору этого документа, следует внести ясность в те моменты, которые вызвали вопросы у Вадима, а значит и у остальных могут вызвать те же вопросы.

По поводу предмета договора. Выбор именно такого предмета обусловлен исключительно одним обстоятельством – сделать невозможными претензии авторов в отношении распространения постов в сети интернет. Например – есть автор поста, желающий немного заработать, «наказав» (в судебном порядке, разумеется) Интернет-сервисы, разместившие его литературные произведения на своих страницах. Если такой автор не отдаст исключительные права на такой контент полностью, исключить возможность таких претензий в рамках нашего правового поля не представляется возможным.

В отношении «расходов», которые сервис якобы может возместить за счет автора, скажу следующее: согласно договору такое возможно при одном единственном условии: «автор отзывает свое согласие на обнародование». Данное положение также связано с необходимостью исключить все возможные злоупотребления правами со стороны автора.

Сервис, в свою очередь, получив исключительные права, распоряжается ими, предоставляя любому (включая автора) лицензию Creative Commons Attribution 3.0 Unported (CC BY 3.0), а значит, вы можете распространять данный материал. В то же самое время, предоставив автору возможность выбирать способ распространения, не обладая исключительным правом, сервис не сможет гарантировать свободное распространение данного материала. Мне видится, что не соглашаться с таким условием могут лишь те, кто имеет намерения ограничивать размещение своего материала, но в отношении таких людей следует сказать, что им, действительно, не стоит размещать свои материалы на Хабре, ведь этот ресурс для открытого обмена информацией и ППА – это программа поощрения именно для тех материалов, которые становятся свободными для дальнейшего распространения.

Теперь относительно соглашения о цене: соглашение о цене состоит из двух частей – фиксированного вознаграждения в 1000 рублей, что не противоречит действующему законодательству и применяется настолько широко, что оспорить такой вид соглашения представляется мало возможным, и соглашения о гонораре с описанием четкого механизма его исчисления в отношении каждого материала. Поясню, для чего избрана такая конструкция. Если исключить фиксированное вознаграждение, то авторы получат возможность оспаривать уступку прав и смогут на основании действующего законодательства злоупотреблять своими правами в отношении тех материалов, гонорар за которые не начислялся и не выплачивался.

Теперь о требованиях конфиденциальности: в договоре есть положения, согласно которым вы можете отправлять в адрес Хабра сообщения с пометкой «Конфиденциально», и Хабр может делать то же самое в отношении авторов. Необходимо это, например, для обмена персональными данными и иными данными, разглашение которых может быть не желательно как для Вас, так и для Хабра. Так что я не вижу ничего предосудительного и, тем более, ничего неправомерного во внедрении простого механизма пометки передаваемых данных грифом «Конфиденциально».

В отношении права на перевод – требования к материалам, в частности об отсутствии ограничений со стороны третьих лиц, содержатся в договоре. Конечно же, я понимаю, что вчитываться в условия соглашений большинству (включая юристов) недосуг, поэтому соглашусь с тем, что авторам материалов придется самостоятельно «очищать свои права», причем делать это необходимо вне зависимости от того, будет ли данный материал участвовать в ППА или нет, так что забывать о согласии автора на перевод его произведения не стоит забывать и в том случае, если вы ни в какой программе поощрения участия не принимаете.

Обсудим критику механизмов акцепта. Итак, если вы заявили сервису, что прочитали условия соглашения, но его не читали, это не проблемы сервиса, точно так же, как и в случае с подписанием соглашения «на бумаге». Я думаю, что не открою для вас Америку, если скажу, что и «бумажные» договоры при подписании читают не более 10% россиян, но это никак не сказывается на действительности данных соглашений. То же справедливо и в отношении публичной оферты и ее акцепта. Относительно предоставления копий документов: если у юридического лица, коим Хабр и является, таких копий не будет, он не сможет удержать с вас налоги (НДФЛ), начислить и уплатить «соц. взносы» (бывший ЕСН) и не сможет сдать отчетность. Поскольку Хабр (как это ни странно) платит налоги, игнорировать эти требования не представляется возможным. Теперь о штрафе за не предоставление документов: к сожалению, деньги – это единственный действенный способ сообщить о необходимости совершить определенное действие, и если вы не предоставите документы, Хабр будет вынужден понести дополнительное налоговое бремя, так что наложение штрафа в данном случае оправдано.

Относительно подписания договора со стороны Хабра, уверяю Вас – он подписан, и ссылки в договоре на приказ об утверждении текста вполне достаточно, размещение же «скана» подписи и печати юридического лица может «подтолкнуть» к различного рода попыткам подлога документов компании. И это не более чем мера предосторожности. Аргументация автора о применении аналогов собственноручной подписи в данном случае не актуальна, поскольку при подписании договора они не использовались (генеральный директор компании своими собственными руками подписал именно данный текст в качестве приложения к подписанному приказу по предприятию, и если текст будет изменен, его подписание в измененной редакции будет осуществлено тем же способом). А вот если бы в качестве инструмента подписания со стороны сервиса был аналог собственноручной подписи – родилось бы множество возможностей для попыток признания такого договора не заключенным.

Давайте поговорим о письменной форме договора. Во-первых, автор поста и сам ранее публиковал совершенно иное мнение о соблюдении письменной формы при правоотношениях оферта-акцепт, вот вам ссылка: kolosov.info/kommentarii/elektronnyy-dogovor-i-dokumentooborot. У меня есть своя точка зрения в отношении письменной формы именно в отношении соглашения ППА. Итак, зарегистрироваться в ППА могут только пользователи Хабра, а значит, на момент заключения договора с пользователем соглашения (участником ППА) оферта ему направляется адресно – и акцептуется именно адресная оферта. А если мы посмотрим на нормы ГК РФ, то увидим, что соблюдением письменной формы считается в том числе акцепт оферты (если кому интересно, могу подробно расписать).

По поводу вашей обязанности отслеживать изменения – такая обязанность не противоречит действующему законодательству и, более того, воплощает мировую практику в данном вопросе. Если отношения сервиса со всеми пользователями одинаковы, и нет никаких преференций (как в нашем случае), компания имеет возможность публично заявлять об изменениях, определяя место размещения таких изменений. Признать данное положение не соответствующим законодательству крайне затруднительно ввиду отсутствия прямых законодательных ограничений на такие действия в законодательстве, а широкое применение таких механизмов изменения соглашений уже является обычаем делового оборота (а значит, вполне дееспособной конструкцией).

В отношении места разрешения споров – тут «посыпаю голову пеплом» и признаю – «не досмотрел». Спасибо за указание на ошибку.

В отношении объема соглашения и включения в его текст терминологии и положений о непреодолимой силе и т.д. Не для кого не секрет, с моей точки зрения, эти положения органично включены и не мешают восприятию соглашения как целостного документа, не требующего дополнительных отсылок. А вот при неурегулированности данных моментов может так сложится, что законодатель введет данные термины сам (естественно, не совсем так как это есть в действительности) и включение терминологии позволит нам оставить договор без изменений и не извращать его форму коверканными квази-определениями и терминами.

ВЫВОДЫ:
По моему мнению, баланс интересов в договоре соблюден, и его положения направлены как раз на то, чтобы договоренности были нерушимы, и злоупотреблений правом не было. Принимать его или нет – ваше право.