Переживания Эрика Шмидта

:

imageВ четверг, 2-го июня, в Калифорнии закончилась трехдневная конференция All Things Digital, прошедшая под порядковым номером «9».

Человеком, открывавшим это событие, был не Марк Цукерберг, которого по-праву считают ключевым лицом в современной Web 2.0 революции, и не Рейд Хоффман, чей LinkedIn торгуется на NYSE уже несколько недель. Даже Дик Костоло, CEO Twitter, был вынужден отдохнуть до второго дня конференции. Не говоря о Марке Андреессене, «кукловоде» завышенных оценок компаний.

В эргономичном красном кресле оказался Эрик Шмидт, теперь занимающий место в совете директоров (без конкретного поста в компании) и уступивший звание CEO со-основателю Ларри Пейджу.

Если кто-то вдруг забыл, то я напомню — именно Шмидт был человеком, который сделал Google той компанией, которой она является сегодня. Если бы не он, Пейдж и Брин продали бы свой продукт Excite или Yahoo, так никогда и не став одной из самых дорогих Интернет-компаний современности. Компании, чья бизнес-модель казалась «раздутой пустышкой» воротничкам с Wall Street (она ей не оказалась); компании, которую New York Times называла «пузырем века» (она им не стала). Эрика Шмидта до сих пор называют «взрослый надзирающий» над основателями Google, чью необходимость в быстро растущих компаниях так яростно отрицает тот же Цукерберг.

Можно спорить, но мне кажется, что Шмидт уступил свое кресло в блестящий момент. Конечно, в Долине сейчас куда громче Facebook, и, очевидно, он потрясет публичные рынки на входе, когда бы он ни случился. LinkedIn и Яндекс уже побили рекорд Google по объему в IPO. Возможно даже, что Шмидт сбросил с себя бразды правления по той причине, что начал становится «универсальным инструментом» внутри и вне самой компании. Сейчас это все уже неважно, т.к. Эрик может выбирать, быть ли авторитетным представителем одной из крупнейших Интернет-компаний, или поддерживать Барака Обаму на следующих президентских выборах (Шмидт не скрывает этих намерений), в конце-концов, он может заниматься тем, чем ему угодно.

Так почему тогда он не выглядел счастливым на D9?

В интервью, которое проводил Шмидт с журналистами из разных изданий, он взял на себя полную ответственность за провал Google в области социального веба. Хотя бы по этой причине он заслуживает большего уважения, чем кто бы то ни было.

Но это еще не все. Эрик признал, что допускал очень много ошибок, будучи CEO компании. Он несколько раз вслух выразил сожаление о том, что компания пропустила социальную революцию в Интернете. По его словам, четыре года назад он писал внутренние записки, но так и не сделал ничего, чтобы поучаствовать в этой гонке: «Я точно знал что мне нужно что-то сделать и я не сделал этого». На вопрос «Почему?» Шмидт ответил максимально кратко: «Я был занят, но так как CEO должен брать на себя ответственность, я могу заявить: я облажался».

И тут Эрика прорвало. Он говорил о своем провале в переговорах с музыкальными лейблами в попытках запустить сервис подписки для Android, о том, что у него не получалось принимать быстрые решения по вопросам продуктов компании (именно по этой причине, к слову, Пейдж разделил Google на 7 частей и ежедневно встречается с главой каждого направления), о провале переговоров с Nokia в процессе лицензирования Android для устройств этой компании (что дало бы Google огромное преимущество, в первую очередь на развивающихся рынках). Он даже упомянул «красивые, но закрытые» продукты Apple, которым сегодня Google пытается противопоставлять собственные продукты. В конце-концов, Шмидт буквально расписался под списком собственных ошибок и недочетов, сказав, что Bing осуществляет часть поиска лучше, и быстрее, чем Google.

Завершился разговор фразами о Google Wallet, которую начали обкатывать на прошлой неделе (и которая уже получила критические комментарии со стороны PayPal; по версии последней — Google украл «торговые секреты» компании), а также разговором о не менее революционных, но быстрорастущих сервисах, вроде Square и Groupon, с которыми так же приходится конкурировать.

Когда Эрика все же попросили рассказать о том, чего ему удалось достигнуть в Google, он ответил: «Вы можете сами написать эту историю».

Скромность Шмидта, и его патологическая неспособность бросать слова на ветер, сделали Google той компанией, которую мы знаем сегодня. Что касается остального, то Эрик рассказал несколько интересных подробностей.

Так, к примеру, он упомянул о том что Google закончила разработку системы распознавания лиц по фотографиям, а так же слежения за мобильными устройствами, но спрятала эту разработку, т.к. «она может быть использована деспотичными режимами и анти-демократическими правительствами». Последней его фразой в этом ключе была: «Никому не нужны биометрические базы слежения». С этим же связано и его самое большое опасения, как он сам выразился: «балканизация Интернета», когда веб перестает быть единым, межконтинентальным, целым, и начинает контролироваться правительствами разных стран.

Наконец, на завершающем этапе интервью, Шмидт отметил, что традиционные десктопы и PC-системы начинают вымирать, в то время как основанные на вебе-системы, так же называемые «облачными сервисами» развиваются семимильными шагами. Эрик назвал облачные сервисы «смертью IT в том виде, в каком мы их знаем».

В конце, Эрик Шмидт не раз повторил, что ему нравится работать в Google, и он никуда не собирается уходить в ближайшее время, опустив шутку о том, что он «бы работал там и после смерти, если бы нашел способ это сделать».

Очевидно, что Google уже не является (если онa когда-то вообще ей была) компанией, которая не делает ошибок, однако умение Эрика признавать их делает Google репутацию, которой не обладает никто по обе стороны океана.

За информацию спасибо TechCrunch, ArsTechnica, Wired, D9