Нужны ли программисту бесплатные плюшки?

:

— А где газировка?

Я только что открыл холодильник на офисной кухне, озадаченные слова вырвались сами собой, потому что, к моей досаде, там не было напитков.

Со времён моей студенческой практики, каждая компания всегда предоставляла газировку. Газированные напитки — неотъемлемая часть технокультуры, особенно для программистов, работающих много часов подряд и поздно вечером.

После нескольких часов кодинга я всегда стараюсь взять перерыв и выпить баночку ледяной Diet Coke — или две, или три. Само собой, доза кофеина никогда не помешает.

Смущённый, я закрыл холодильник и спустился в кубикл к своему коллеге Фрэнку.

— Чувак, в холодильнике нет газировки. Что случилось?

Не поднимая глаз от своей двухмониторной конфигурации, Фрэнк ответил:

— Пока ты вчера болел, наш новый финансовый директор объявил, что бесплатной газировки больше не будет.

— Что? Это же безумие. Сколько она может стоить?

Фрэнк, по-прежнему глядя на мониторы, согласился:

— Ну да. Теперь нам придётся спуститься вниз к автомату и раскошелиться на полтора бакса.

Я подумал, что здесь должно быть какое-то недоразумение. Так что я пошёл в офис менеджера. Сью была классным менеджером. Она всегда слушала нас, и я был уверен, что она может решить любой вопрос.

Я заглянул к ней в кабинет.

— Есть минутка, Сью?

— Конечно, присаживайся.

Я плюхнулся в кресло для посетителей.

— Удивительно, но сегодня утром в холодильнике не было газировки. Что случилось?

Сью улыбнулась.

— Да, это новая мера по сокращению расходов, её ввела Шерил, наш новый финансовый директор. Тебе придётся стучать по автомату. Ну или приносить сумку с баночками на работу. Газировка ведь не так много стоит, правда?

— Но именно это я хотел сказать, Сью! Что мы должны подумать о компании, если она боится разориться даже на бесплатной газировке?

Сью посмотрела на меня чутко и ласково. Она всегда умела дать понять, что полностью на нашей стороне. В конце концов, её саму повысили из разработчиков, так что она знала, что нам нужно.

— Я полностью понимаю, но из-за застоя в экономике у нас упали продажи, так что приходится принимать трудные решения. Ты может заметил, что бар с бесплатными закусками тоже пропал. Но по крайней мере никого не уволили, верно?

Ошеломлённый, я сказал:

— Погоди, что? Конфеты и шоколадки тоже пропали?

Сью пожала плечами.

— Ты переживёшь. Может, мы все можем организоваться и по очереди закупать напитки и закуски?

Я покачал головой.

— Да ладно, Сью. Что мы должны делать: сконцентрироваться на коде или беспокоиться, чья сегодня очередь бежать за газировкой?

Теперь Сью нахмурилась.

— Окей, теперь ты послушай. Ты не просто сохранил работу, но у тебя очень высокая зарплата. Ты можешь позволить себе купить газировку! Кроме того, здесь мы ничего не можем изменить, пока продажи опять не пойдут вверх. Шерил не откажется от своего решения, так что пожалуйста, иди напиши немного кода, чтобы нам было что продавать, окей?

Похоже, она вообще ничего не поняла.

Подавленный, я вышел из офиса Сью. Конечно, я без проблем могу покупать газировку, но случались дни, когда шоколадные батончики из бара были моей единственной пищей, потому что у меня не было даже минутки выйти из офиса перед дедлайном. И напитки с кофеином помогали кодировать глубоко за полночь.

Кстати, кофе остался бесплатным. Но я никогда не пил кофе, а кто пробовал, только плевался.

Неудивительно, что бесплатная газировка стала главной темой споров в кубиклах разработчиков.

Шон был единственным перцем среди нас, кто вёл здоровый образ жизни, так что он принял изменения легко:

— Вы должны быть благодарны Шерил. Реже будете посещать зубного врача.

Фрэнк парировал:

— Но я пил только диетическую колу!

Шон засмеялся:

— Ага, а любая кола растворяет твои зубы. И что насчёт кучи M&M, который ты зачёрпываешь каждый час? Кстати, кроме экономии пары тысяч в год, отсутствие вредной газировки уменьшит медицинские расходы компании по страховке на лечение вас, балбесов.

Я закатил глаза.

— Шон, ты думаешь мы, балбесы, заботимся о расходах компании по медицинской страховке? Компания зарабатывает миллионы — они могут себе это позволить.

Судхир, который всегда был исключительно молчалив, вдруг сказал:

— Вы все должны быть счастливы иметь работу. У меня много друзей, которые уже долго пытаются найти хоть какое-то место в ИТ-компаниях.

— Ты говоришь, словно как Сью, — заметил я.

Судхир встал со своего места, показавшись из-за стенки кубикла:

— Потому что она права! Я работал во многих местах в Индии, где ничего не было бесплатным — кроме воздуха и воды. И вода зачастую была непригодна для питья!

Шон подхватил:

— Аминь, Судхир. По крайней мере, у нас есть вода, пригодная для питья!

Фрэнк заржал:

— А ты вообще пробовал воду здесь?

— Парни, вы упускаете самое главное, — сказал я. — Руководство ожидает, что мы будет работать как минимум 10 часов в день и часто по выходным. Каждая минута, которую я трачу в офисе на что-то кроме работы — это драгоценная минута моего времени, которую я мог провести в спортзале, поиграть или поспать. Плюс, отсутствие газировки и закусок снижает нашу производительность, верно? Мы все сидим на кофеине со времён выпускных экзаменов в колледже, потому что он помогает работать при нехватке времени. Он просто нужен для работы.

Шон развёл руками:

— Да ты прикалываешься. Думаешь, медсёстрам в больницах или охранникам дают бесплатную газировку? Они тоже работают много часов подряд, и ночью. Нас, разработчиков, просто балуют, потому что хороших трудно найти. — И он добавил свою обычную элегантную фразу про здоровье. — Да и вообще, газировка с кофеином приводит к ранней смерти.

Теперь уже была очередь Фрэнка закатить глаза.

— Да мне без разницы, Шон. Газировка на столе помогает мне поддерживать ритм, когда я кодирую. Это трудно объяснить — это как часть творческого процесса. Охранникам и медсёстрам не нужно заботиться о креативности.

Я вставил:

— Не знаю точно, Фрэнк, но мне кажется, что новые правила — это только начало изменений, которые нам вряд ли понравятся. Это признак того, что времена меняются, и не к лучшему. Тут больше не стартап. Уверен, что последние инвесторы стараются выжать из нас как можно больше прибыли, чтобы продать компанию или вывести на биржу максимально выгодно. Эти изменения — явные знаки того, что культура компании меняется прямо на наших глазах.

Судхир снова появился над стенкой, это заметил и Шон, который спросил:

— Что конкретно ты имеешь в виду?

Я тоже встал, чтобы меня все слышали.

Газировка — это просто тревожный звонок. Если культура меняется к тому, чтобы больше фокусироваться на сокращении расходов, чем на инновациях и креативности, то хотите ли вы и дальше здесь работать? Я нет.

И конечно же, в следующие месяцы Шерил сократила также программы обучения и конференции. Потом, ожидаемо, по итогам года было гораздо меньше премий и повышений, чем в прошлые годы, и несколько случаев того, что руководство назвало «необходимыми» сокращениями. Шерил мы начали называть Турком — по имени мифического существа, которое сокращает численность футбольных команд во время тренировочных сборов.

Результатом стал массовый исход талантливых разработчиков, которые не собирались ждать, пока Турок придёт за ними.

Хотя компанию в итоге купили, большинство аналитиков посчитали цену заниженной. Я думаю, это связано с тем, что самые талантливые разработчики просто ушли в другие компании с фантастическими бесплатными плюшками, как Google, где руководство поставило цель создать самое счастливое, самое продуктивное рабочее пространство в мире. Google не только предоставляет бесплатную газировку, но раздаёт бесплатные обеды и оплачивает массаж для сотрудников.

Беспокойство о бесплатной газировке, закусках и других плюшках кажется незначительной мелочью, но иногда эти мелочи выдают истинную сущность компании. Руководство должно внимательно проанализировать влияние изменений, которые могут очень легко разрушить корпоративную культуру и повернуть сотрудников в сторону конкурента — у которого оказался полный холодильник с бесплатной газировкой.