Правда и вымысел

:

В первых числах июня 2013 года на известном американском сайте «Архивы национальной безопасности» для всеобщего доступа выложен очередной весьма любопытный комплекс исторических документов.

Данный сайт, National Security Archive, не имеет отношения к официальным структурам правительства США — он является коллективным детищем ученых-исследователей Университета Джорджа Вашингтона, но прежде всего — Джефри Ричелсона (Jeffrey T. Richelson), одного из главных в стране экспертов по истории американских разведслужб.

Вот уже несколько десятилетий Ричелсон и его единомышленники на основе FOIA, закона о праве граждан на доступ к информации, методично добывают из секретных архивов США — а затем открыто публикуют — множество документов, проливающих дополнительный свет на известные исторические события, так или иначе связанные с проблемами национальной безопасности.

Опубликованный ныне комплекс документов — это два десятка статей, в разные годы — с середины 1990-х по 2011-й — появлявшихся на страницах закрытого журнала ЦРУ «Исследования по разведке» (Studies in Intelligence).

Как показывает опыт изучения данных материалов, никаких великих откровений там, конечно же, не обнаруживается. Во-первых, гриф секретности у документов маловат, а во-вторых, даже то, что хоть как-то могло бы потянуть на сенсацию, тщательно вымарано цензорами перед публикацией. Тем не менее перекрестное сопоставление всплывающих попутно малоизвестных фактов плюс отталкивающиеся от них розыски дополнительной информации позволяют выходить на весьма удивительные и хитро заплетенные истории, в деталях не ведомые практически никому. Вот как, скажем, выглядит одна из таких историй, раскопанная в связи с нынешней публикацией сайта National Security Archive.

#Тайны Kryptos

Две очень разные по тематике статьи из журнальной подборки Studies in Intelligence — Документ №1 «Тайные операции и запрет на физическое устранение людей, 1976–1996» и Документ №10 «Взлом криптографии во дворе» (1998) — на первый взгляд не имеют друг с другом абсолютно ничего общего.

Первая статья посвящена юридическим и прочим аспектам тех проблем, что связаны с целенаправленными убийствами иностранных политических лидеров и других людей, деятельность которых рассматривается как угроза национальной безопасности США.

Фокус статьи сосредоточен на последствиях известной директивы президента Джеральда Форда, в 1976 году запретившей подобного рода физические устранения. В основном рассматривается то, каким образом ЦРУ приходилось обходить этот официальный запрет для дальнейшей поддержки тайных военных операций и заговоров по свержению лидеров иностранных государств (в частности, упоминается специфический случай с устранением от власти в Панаме генерала Мануэля Норьеги в 1989 году).

Через год после военного вторжения США в Панаму и захвата в плен Норьеги, осенью 1990-го, началась цепь совершенно других, казалось бы, событий, которых касается вторая статья, или Документ №10.

Этот материал посвящен весьма необычной скульптурной композиции, которая носит название Kryptos. Она в качестве декоративного украшения в ноябре 1990-го была установлена во внутреннем дворе штаб-квартиры ЦРУ в Лэнгли. В переводе с греческого Kryptos означает «Сокрытое». И есть основания считать, что название это как нельзя более подходит что для собственно монумента, что для работы разведки, олицетворением которой данная скульптура призвана выступать.

Бесспорная неординарность монумента Kryptos заключается в том, что фактически вся его поверхность — это множество букв зашифрованного послания плюс буквы-подсказки об устройстве ключа. Автором произведения является американский скульптор Джим Сэнборн, и лично от него всегда было известно, что в многослойном тексте послания сокрыт некий весьма и весьма глубокий смысл... Вот только вскрыть этот шифр полностью никому так и не удается.

Значительная часть дешифровки, правда, давно уже осуществлена. Опубликованная ныне статья из журнала Studies in Intelligence за 1998 год собственно и рассказывает в подробностях о том, как были выявлены, вскрыты и прочитаны три части из четырех, зашифрованные разными ключами и криптосистемами. Автором этого взлома (и автором статьи в журнале) является непрофессиональный криптограф, любитель кроссвордов и головоломок, а по роду основной деятельности — один из аналитиков-физиков Директората разведки в составе ЦРУ.

Шпионская профессия этого криптографа-дилетанта, вскрывавшего нетривиальные шифры дедовскими методами — с помощью карандаша и бумаги, стала причиной, по которой результаты дешифрования руководство ЦРУ решило не предавать огласке. Поэтому в открытом сообществе любителей и профессионалов криптографии все лавры принадлежат калифорнийскому компьютерщику Джиму Гиллоглы, в 1999 году решившему ту же задачу по-современному — с помощью Pentium II и специальных криптоаналитических программ.

Но ни любитель головоломок из ЦРУ, ни компьютерщик из Калифорнии, ни даже, говорят, профессионалы из Агентства национальной безопасности США, забавы ради вскрывшие этот шифртекст еще в 1992 году, — никто так и не сумел взломать четвертую, самую важную часть послания. Причем нераскрытой тайной она остается вплоть до сегодняшнего дня, что сделало скульптуру Kryptos одной из самых знаменитых криптограмм в истории.

За прошедшие годы эта волнующая многих загадка уже успела попасть не в одно литературное произведение, включая, например, и «Код да Винчи» Дэна Брауна. Однако самая, пожалуй, примечательная роль для данной криптограммы отведена в книге бывшего оперативника ЦРУ Чейза Брэндона, вышедшей в 2012 году под названием Cryptos Conundrum. (Переводить название на русский вряд ли имеет смысл, ибо оно — как игра слов — составлено из двух заведомо вымышленных кодовых названий неких «суперсекретных» проектов ЦРУ.)

#Правду говорить трудно

Если вкратце рассказывать об этой книге Брэндона (у него уже есть и другие), сразу следует подчеркнуть, что речь идет о событиях, вымышленных автором в жанре научной — а также не очень научной — фантастики.

Однако и в первых же строках своего романа, и в нескольких интервью для СМИ Чейз Брэндон подчеркнуто ссылается на известные слова английского мыслителя эпохи Возрождения Фрэнсиса Бэкона: «Правду так трудно поведать. Порою нужен вымысел, чтобы сделать ее правдоподобной».

Иначе говоря, ветеран шпионской службы настойчиво рекомендует читать его роман «между строк». Ибо там — помимо нескончаемых гимнов во славу фантастической мудрости, прозорливости и самоотверженности незримых героев из ЦРУ — содержится и «очень много правды». В частности, и великая неправдоподобная правда об истинной роли этой организации в истории спасения человечества...

В явном же виде страницы романа рассказывают об этом читателю примерно так:

Пятиметровой высоты скульптура из металла стоит во дворе Центрального разведывательного управления — украшенная посланием, которое никто не в силах расшифровать.

В трехдюймовых буквах скульптуры закодировано сообщение, важнейшее для самого выживания человечества. Послание, скрытое у всех на виду, весь текст которого доступен любому, кто имеет подключение к Интернету.

Лишь один человек знает точно, что именно говорится в данном послании, — потому что он его создал.

Доктор Джонатан С. Чалмерс возглавляет особое подразделение ЦРУ, задача которого — охранять величайшую тайну из всех секретов нашего правительства. А также планировать последствия этой тайны. Лишь он один знает полную историю всех тех угроз, что стоят перед Америкой.

Угроз, которые привели бы нас в ужас, если бы только мы о них узнали.

Угроз, которые формировали прошлое, настоящее и будущее этой державы.

Угроз, которые стали работой его жизни, угроз, потребовавших всех его талантов, всей его энергии и даже жизней членов его семьи...

Если Чалмерс не сможет нас спасти, то не сможет спасти уже никто.

В рекламных анонсах, сопровождавших выход книги Чейза Брэндона, это произведение именуется «мощной космической сагой», главная суть которой в том, что практически все невероятные истории из арсенала «чокнутых конспирологов» — это на самом деле правда...

То есть и заговор с целью убийства президента Джона Кеннеди — это правда, и падение НЛО под Розуэллом — правда, и контакты правительства США с инопланетянами — тоже правда, и все-все остальное — вплоть до лох-несского чудовища и битвы небесных ангелов с темными силами сатаны — тоже чистая правда.

Просто люди в силу своей ограниченности и недоразвитости всю эту правду воспринимают неадекватно, а в адекватном виде получить и переварить ее пока не способны. За исключением лишь очень отдельных героических личностей вроде главного персонажа книги Джонатана Чалмерса (в характерных чертах которого знающие люди без труда усматривают скромный облик автора книги, Чейза Брэндона).

Чтобы стало яснее, насколько прозрачно Брэндон вплетает в канву сюжета и себя любимого, и то весьма специфическое подразделение, которое он много лет возглавлял в ЦРУ, достаточно упомянуть лишь одно из сюжетных ответвлений романа.

#Намек или прямая угроза?

Среди гигантского количества всевозможных тем, затрагиваемых в книге Cryptos Conundrum, отчетливо проходит линия о некоем чересчур любопытном и непонятливом журналисте, который упорно не желает признавать важность секретности для успехов работы разведки. Этот журналист решительно настроен срывать покровы тайны со всех тех заговоров и загадочных историй, что постоянно окружают деятельность ЦРУ и федерального правительства США. И поскольку практически в любой из этих историй раньше или позже непременно всплывает имя Джонатана Чалмерса, настырный журналист начинает собственное расследование с целью добраться до истинной роли и намерений этого человека.

Чалмерс, в свою очередь, не испытывает никаких добрых чувств к разнюхиваниям репортера, то и дело путающегося под ногами. Так что в конечном счете «всемогущий Ч.» устраивает дела таким образом, чтобы журналиста при подходящем случае грохнули. То есть естественным результатом этой коллизии становится известная у шпионов и бандитов формула «нет человека — нет проблемы».

Самое же примечательное в этой сюжетной ветви то, что незадачливого журналиста звали Роберт Грэм (Robert Graham). И по явно неслучайному совпадению именно так, Robert Graham, зовут вполне реального и по сию пору живого, к счастью, человека, входящего, по его собственным словам, «в ту очень небольшую группу авторов в мире», кто публикует время от времени статьи-расследования о закулисной деятельности реального цэрэушника по имени Чейз Брэндон.

Повышенный интерес к персоне Брэндона вызван тем, что если вы забьете в окне запросов Google или другой подобной ей поисковой интернет-системы всего пару содержательных слов типа CIA and Hollywood («ЦРУ и Голливуд»), то в первых строках поиска непременно окажется информация с упоминаниями об этом человеке.

Происходит так по следующей простой причине. Когда в 1996 году ЦРУ США создало в своей структуре специальный Отдел по связям с индустрией развлечений (Entertainment Liaison Office), то главой данного подразделения был назначен Чейз Брэндон — многоопытный сотрудник разведки, четверть века отслуживший в элитном подразделении ЦРУ, которое занимается тайными операциями (а непосредственно до этого назначения знакомивший президента США Билла Клинтона с ежедневными информационными сводками разведслужб).

Иначе говоря, проводить линию влияния ЦРУ в Голливуде назначили не какого-нибудь ушлого пиарщика, а человека чрезвычайно искушенного в тайных делах разведки. Но при этом и не сказать, что абсолютно далекого от мира кино — двоюродным братом Брэндона является известный всем актер Томми Ли Джонс.

Если же говорить об исследовательских изысканиях Роберта Грэма, то на протяжении последних нескольких лет он является соискателем-докторантом британского Университета Бристоля, где готовит к защите культурологическую диссертацию на тему «Голливуд и НЛО».

И вот, в научных изысканиях Грэма все складывается так, что чем больше он роет материалов и документов об истории неувядающего интереса Голливуда к теме НЛО и инопланетян, тем больше отовсюду начинают торчать уши ЦРУ. То есть буквально с самого первого фильма 1951 года «Когда Земля остановилась», где впервые на киноэкране происходит появление и приземление инопланетной летающей тарелки, в представлении этой темы публике непременно обнаруживается непосредственное участие людей из разведки.

Ну а уж когда в ЦРУ начал работать специально созданный отдел «по связям с Голливудом», в специфических изысканиях Роберта Грэма, разумеется, то и дело стало мелькать имя Чейза Брэндона. Однако по-настоящему исследователя встревожило, конечно, не это, а то, что Брэндон недвусмысленно фигурирует и в куда более жестких, без преувеличения трагических ситуациях из реальной жизни американского кинематографа.

Как, скажем, в такой истории с исчезновением довольно заметного в Голливуде человека — истории, в подробностях раскопанной и описанной Робби Грэмом и его частым соавтором, Мэтью Олфордом (Matthew Alford).

#Смерть со многими неизвестными

В 1997 году Гэри ДеВор (Gary DeVore), прежде известный как сценарист целого ряда успешных голливудских боевиков со звездами типа Арнольда Шварценеггера и Курта Рассела, получил возможность снять собственный фильм уже в качестве режиссера. Понятно, что сценарий для своего режиссерского дебюта он готовил сам. В качестве же базовой темы для этой картины в кассовом жанре экшен было выбрано военное вторжение США в Панаму в 1989 году.

При подготовке сценария ДеВор много обсуждал тему Панамы со своим старым приятелем-цэрэушником Чейзом Брэндоном, с которым он познакомился и сошелся еще в 1986-м, на свадьбе Томми Ли Джонса. Наверняка у Брэндона имелось немало информации о панамском диктаторе Мануэле Норьеге — человеке, который долгое время, еще с 1950-х годов работал на ЦРУ и в итоге сосредоточил в своих руках почти безграничную государственную власть, а затем вдруг стал для США крайне нежелательной фигурой.

По свидетельству жены сценариста, Венди ДеВор, чем больше ее муж узнавал о закулисных подробностях панамской истории, тем мрачнее он становился. Или, если привести собственные слова автора, он осознал, что «чем глубже копаешь, тем грязнее и грязнее все это становится».

Собранные ДеВором факты указывали на то, что истинной причиной Панамской военной кампании были гигантские суммы нелегальных денег, под покровительством Норьеги отмывавшихся в банках этой небольшой страны и наркомафией, и тайными структурами в правительстве США. Соответственно, генерала Норьегу свергли из-за того, по сути, что в какой-то момент его высокие «американские покровители» решили присвоить все эти деньги...

Твердо решив сохранить в своем фильме реальную основу событий, ДеВор стал вносить в сценарий соответствующие коррективы. И попутно, в конце июня 1997-го, на неделю отъехал из Калифорнии в город Санта-Фе, штат Нью-Мексико, по смежным делам кинопроизводства. На обратном пути, когда сценарист был уже в нескольких часах езды от дома, у них среди ночи произошел телефонный разговор с женой, который крайне встревожил Венди.

По некоторым необычным деталям в их разговоре жена поняла, что в машине рядом с мужем находился кто-то еще. Неясное беспокойство быстро переросла в ощущение трагической потери, когда ДеВор не только не вернулся домой к утру, но и вообще бесследно исчез вместе со своей машиной. В течение года найти пропавшего человека не помогли ни полиция, ни нанятый женой частный детектив, ни объявленная денежная награда за информацию о Гэри ДеВоре и его машине. Но при этом сразу несколько параллельных расследований выявляли все больше и больше признаков явной замешанности ЦРУ в исчезновении человека.

То есть дело о пропаже не просто никак не удавалось спустить на тормозах, но более того, год спустя, летом 1998-го, об этом престранном происшествии написала «Лос-Анджелес Таймс» — одна из ведущих в США газет, да еще и с воспроизведением обоснованных подозрений относительно «следа ЦРУ».

И вот тогда, примерно через неделю после публикации LA Times, разбитая машина вместе с разложившимся до скелета телом вроде бы ДеВора вдруг чудесным образом нашлись — на дне водоема в нескольких метрах от весьма оживленной автотрассы. Получив в свое распоряжение машину и тело, судебно-полицейские власти довольно быстро закрыли дело как «несчастный случай» с водителем, заснувшим за рулем и упавшим в воду. При этом огромное количество вопиющих нестыковок данной версии так и осталось без объяснения.

Начать можно с того, что на дороге, с которой машина должна была вылететь в воду, не нашли никаких повреждений металлической ограды. У автомобиля, среди ночи исчезнувшего вместе с водителем из поля зрения антенн сотовой связи, оказались выключены фары. А чтобы улететь с дороги туда, где ее обнаружили в воде, машина должна была нестись со скоростью свыше 100 км/час.

Но это только начало. Тело якобы ДеВора, пристегнутое к креслу водителя, почему-то оказалось без рук. Причем именно эта часть скелета могла бы стать важнейшим доказательством для опознания тела — у сценариста был сильно деформирован когда-то давно переломанный и неправильно сросшийся мизинец на правой руке. Когда Венди ДеВор начала поднимать по данному поводу шум и скандал, руки вдруг нашлись — где-то там в задней части машины. (Впоследствии выяснится, что, по результатам экспертизы, костям этих рук оказалось свыше 200 лет...)

Наконец, на то, что машина была явно кем-то подброшена на место ее обнаружения, указывало и отсутствие в салоне весьма важных вещей. Во-первых, в автомобиле не оказалось ни пистолета ДеВора, ни патронов к нему, хотя сценарист, отправляясь в дальние поездки, всегда брал с собой оружие «на всякий случай». А во-вторых, исчез ноутбук ДеВора со сценарием кинофильма, над которым он тогда работал.

В этой связи тут же вспомнили, что всего через несколько дней после исчезновения сценариста к нему домой под неким естественным предлогом заходил «один из друзей, работающий в ЦРУ». Быстро выяснилось, что «друг» зачем-то уединялся в кабинете ДеВора и есть свидетели, видевшие, как он что-то делал с настольным компьютером сценариста. А вскоре после этого обнаружилось, что компьютер напрочь «умер», причем другие версии сценария и прочие рабочие материалы к фильму восстановить с жесткого диска уже невозможно. Этого «друга семьи», посещавшего дом ДеВоров в столь трагические дни, как несложно догадаться, зовут — ну конечно же — Чейз Брэндон...

По настояниям Венди ДеВор сотрудники полиции Санта-Барбары, расследовавшие все это дело, несколько раз пытались связаться с Брэндоном для выяснения причин и обстоятельств его подозрительных копошений в компьютере погибшего. Однако руки местной полиции оказались явно слишком короткими, чтобы дотянуться до столь важного человека.

Тогда голливудским друзьям ДеВоров, имеющим связи «наверху», удалось привлечь к расследованию этой истории ФБР. Но и сотрудники ФБР сумели добиться лишь того, что Чейз Брэндон однажды согласился с ними побеседовать — в стенах штаб-квартиры ЦРУ в Лэнгли. По результатам этой беседы было сделано окончательное заключение, что для полиции «нет никакой необходимости разрабатывать эту ветвь расследования»...

#Убийства без закона

Вернемся к самому началу всей этой замысловато сплетенной истории и напомним, что исходной точкой была директива президента Форда от 1976 года, с одной стороны, вроде бы запрещавшая ЦРУ физические устранения людей, но с другой — не обозначившая четких границ этого запрета.

Как непосредственный результат этой нечеткости, возможно, бывшего агента ЦРУ генерала Норьегу убивать не стали — так что он по сию пору все сидит и сидит по тюрьмам разных стран (поначалу в США, потом во Франции, а теперь, говорят, уже дома в Панаме). В то же время случай с исчезновением Гэри ДеВора не оставляет практически никаких сомнений, что в этой истории с физическим устранением человека явно замешано ЦРУ.

И если как следует покопаться в соответствующих материалах, подобных (но менее изученных в деталях) историй даже в период до 2001 года можно отыскать немало. Что же касается совсем другой эпохи, после 11 сентября 2001-го, то количество «врагов Америки», по сути, уже без всяких прикрытий массово убиваемых ЦРУ с помощью летающих роботов-дронов, ныне вряд ли поддается какому-то учету.

И неудивительно, что саму идею о подобных убийствах людей разведкой — без всяких судов и следствий, на территории стран, с которыми США не ведет никакой войны, — американским гражданам начали прививать подспудно и заранее, с экранов экшен-фильмов и телевизионных сериалов. Причем есть непосредственные свидетельства кинорежиссеров, что идею вставлять в картину подобного рода ликвидации им подавал уже известный нам Чейз Брэндон, «человек ЦРУ в Голливуде».

Более того, поскольку под ракетную раздачу смерти с дронов уже понемногу стали попадать и граждане США (из разряда «опасных экстремистов», конечно же), сама идея подобных беззаконных ликвидаций в умах американских обывателей тоже понемногу становится приемлемой и в отношении сограждан. Ведь всё это смертоубийство — ради спасения страны и мира, ясное дело...

#Вместо эпилога: снова о Kryptos

Что же касается так и недорасшифрованного криптомонумента Джима Сэнборна во дворе ЦРУ в Лэнгли, то от самого скульптора достоверно известно, что текст послания составлял и шифровал он сам, наделав при этом кучу ошибок. (Подробности о технической стороне всей этой истории и переведенные на русский язык фрагменты дешифрованной криптограммы можно найти здесь: «Монументальное искусство криптографии».)

Известно и то, что до победы в творческом конкурсе на декоративное украшение двора ЦРУ никаких связей с разведслужбами у Сэнборна не было. Иначе говоря, зашифрованный текст в недовскрытом фрагменте его скульптуры, имеющий вид

OBKR

UOXOGHULBSOLIFBBWFLRVQQPRNGKSSO

TWTQSJQSSEKZZWATJKLUDIAWINFBNYP

VTTMZFPKWGDKZXTJCDIGKUHUAUEKCAR

и длину 97 знаков, по определению не может содержать в себе не то что государственные секреты, но и вообще сколь-нибудь существенную информацию о спецслужбе.

Так что все фантазии Чейза Брэндона относительно «ужасных тайн», скрытых в тексте Kryptos, — это гарантированное вранье. И есть большое подозрение, что таким же враньем является и все остальное в его книге.

Кроме разве что тех вещей, которые все и так давно знают без Брэндона: что JFK был действительно убит в результате заговора, а в 1947 году под Розуэллом действительно разбились инопланетяне (см. «НЛО: история болезни»). И что, конечно же, в сокрытии этих «тайн» реально замешано ЦРУ.

Если вы заметили ошибку — выделите ее мышью и нажмите CTRL+ENTER.