Немного математики, или Почему я не покупаю лицензионный контент

:

Копирайт и т.н. «правообладатели» — предмет бесконечного холивара, в т.ч. на Хабре. Авторы и правообладатели твердят, что из-за «любителей халявы» они разоряются и помирают с голоду. В нижеприведённой статье я попытаюсь показать, что индустрия умирает исключительно вследствие неспособности авторов договориться.

Представьте, что появился сервис, который за 200 рублей в месяц предоставляет полный и неограниченный доступ ко всей закопирайченной музыке, фильмам и играм. Вы согласны оплачивать такой доступ?

«Не треснет ли у тебя рожа, милейший?!» — наверняка подумал ты, %username%, читая предыдущий абзац. Не, не треснет, отвечаю я.

Объём легальных продаж лицензионной музыки в России составлял в 2005 году 210 млн долларов. Более новых данных нет, но продажи с тех пор только снижаются (а на волне кризиса должны были совсем упасть). Примем оптимистичную для лейблов цифру в 200 млн.

Объём продаж видео на носителях в 2006 году составил 450 млн долларов. В годы кризиса спрос на видео на носителях упал на четверть, так что вполне можем принять оценку в 500 млн долларов как оптимистичную.

Цифр рынка видеоигр я не нашёл, но они заведомо ниже рынка видео — примем для круглого счёта 300 млн. Итого, получается 1 млрд долларов в год — весь российский рынок лицензионного контента. Что, в целом, совпадает с оценкой самих игроков рынка (см. ту же статью в Ведомостях). По-хорошему, надо эту цифру делить на два (а то и на три) — получится выручка лейблов (она в структуре цены составляет 30-60%, остальное накрутка ритейлера).

В России широкополосный доступ к интернету имеют около 20 млн домохозяйств. Делим 1 миллиард долларов в год на 20 млн абонентов — получаем 50 долларов в год или примерно 4 доллара (120 рублей) в месяц на абонента.

Итого: сервис, предоставляющий контент без ограничений был бы рентабелен при стоимости подписки 120 рублей в месяц!

Можно, конечно, возразить в обычном демагогическом стиле, мол, «народ привык к халяве и платить не будет». Я буду. Если договориться с провайдерами, чтобы плата за доступ включалась в тариф, то, я полагаю, значительное количество народу, которым не хочется быть уголовниками, с радостью этой опцией бы воспользовались. Мне так кажется, что не менее половины интернет-населения. Ладно, я готов платить чуть больше за нерадивых «любителей халявы» — пусть будет 200 рублей. Или даже триста.

Есть, в конце концов, вопрос легитимности. Интернет считает действующую модель оплаты нелегитимной и голосует «ногами» (торрент-качалками), не считая это каким-то преступлением. Однако одно дело говорить «у меня нет 600 рублей на один альбом», а другое — говорить «у меня нет 200 рублей в месяц (но есть 500 рублей на интернет)». Кажется, что уровень терпимости к пиратам резко понизится.

При уровне отчислений в 200 рублей в месяц, если платить будет всего лишь четверть интернет-пользователей, правообладатели останутся в плюсе. При этом отрасль перестанет «умирать», а начнёт расти вместе с интернетом.

Однако правообладатели предпочитают засуживать домохозяек и стенать о том, что их убивает пиратство, вместо того, чтобы сесть и договориться.

UPD. Первоначальный вариант статьи вызывал совсем не ту реакцию, что я хотел. Поэтому текст отредактирован, углы сглажены.