GrabDuck

Датирование бурятов

:

А.М. Тюрин

Аннотация: Датирование бурятов выполнено тремя способами: историческим, генохронологическим и по реконструкции динамики изменения их численности. Генохронологическим методам датированы общие предки трех кластеров гаплотипов гаплогруппы С3 и одного – N1c1b. Их потомки составляют сегодня 75,3% бурятов мужчин. Реконструкция динамики изменения численности бурятов включала аппроксимацию экспонентой имеющихся данных об их численности до начала действия фактора «медицина 20 века» и ее экстраполяцию в прошлое. Датирование бурятов разными методами дало вполне сопоставимые результаты. По ним выполнена реконструкция хронологической составляющей их этногенеза. Его начало (начало заселения Байкальского региона предками бурятов) – 16 век. В первой половине 17 века уже существовала хорошо организованная социальная общность «братских людей». Первый этап этногенеза бурятов завершился в конце 18 века.

Ключевые слова: буряты, реконструкция численности, генохронология, этногенез, датирование.

1. Постановка задачи
В публикации [Тюрин, 2009, Реконструкция численности] приведены результаты реконструкции динамики изменения численности коренных народов Сибири и Дальнего Востока, Якутии, а также сибирских татар и монголов. Основа реконструкции – оценки численности популяции в период до начала действия фактора «медицина 20 века». Способ – аппроксимация имеющихся данных экспонентой и ее экстраполяция в прошлое. Реконструкция включает и датирование начала этногенеза (формирования) популяций, а также начала колонизации регионов. Получены следующие результаты. Колонизация Сибири и Дальнего Востока началась в первой половине 2 тысячелетия н.э., территории Якутии – в 15 веке, Центральной Азии – в 16 веке н.э. Начало формирования популяции якутов – не ранее 15 века, популяции сибирских татар и их групп – ясколбинских и томских татар, – вторая половина 14 – первая половина 15 веков. Последнее относится и к чулымским тюркам. Начало формирования популяции монголов – не ранее 16 века. Фактически нами предложен новый метод датирования событий в прошлом Человечества: возникновения популяций и начала колонизации регионов. Естественно, этот метод датирования имеет область своего применения и ограничения. Пока они не определены, возможность его применения должна обосновываться в каждом конкретном случае.
В последнее время форсированными темпами развивается новая дисциплина – популяционная генетика. Она включает геногеографию, геногенеалогию и генохронологическое датирование. Представлялось целесообразным оценить возможность комплексирования двух методов датирования – генохронологического и по динамике изменения численности популяций, на примере решения какой-либо конкретной задачи. В качестве таковой выбрано датирование бурятов.  

2. Общие сведения о бурятах
Современные буряты проживают на территории Бурятии, Иркутской и Читинской областей России (450 тысяч человек, 2002 год), а также на территории Монголии (80 тысяч) и Китая (25 тысяч). Общая их численность – 620 тысяч человек. По антропологическим характеристикам они относятся к центрально-азиатскому типу монголоидной расы [СИЭ]. Бурятский язык входит в монгольскую группу алтайских языков. Исповедуют буряты, в основном, буддизм. Но имеются среди них и православные христиане, а также адепты шаманизма.
Автор публикации [Сабитов, 2009] обобщил ДНК-данные (гаплогруппы и гаплотипы Y-хромосомы) [Derenko, 2006; Derenko, 2006; Derenko, 2007; Wozniak, 2006], характеризующие бурятов. Всего выборка составила 238 человек. Из них 152 (63,9%) человека являются носителями гаплогруппы С3, 45 (18,9%) – N3, 21 (8,8%) – K*, 5 (2,1%) – R1a1 и 15 (6,3%) – других 6 гаплогрупп. Все приведенные в нашей статье ДНК-данные характеризуют только мужчин.
С севера Бурятия граничит с регионом Монголии, в котором традиционно проживали монголы халхи, являющиеся сегодня самой большой этнической группой монголов. Считается, что их предки жили на территории современной Монголии в 8-12 веках. Среди них (выборка 85 человек) 48 (56,4%) человек являются носителями гаплогруппы C3, 4 (4,7%) – N3, 3 (3,5%) – K*, 3 (3,5%) – R1a1, 16 (18,8%) – О3 и 11 (12,9%) – других 4 гаплогрупп [Katoh, 2005]. В публикации [Деренко, 2007] приведены данные только по частотам носителей гаплогруппы С3 у популяций Центральной Азии и Восточной Европы. Среди монголов (выборка 46 человек) выявлено 26 (56,5%) ее носителей, среди бурятов (217 человек) – 148 (68,2%).
Генетические портреты бурятов и монголов халхов практически совпадают. У них ярко доминируют носители гаплогруппы С3. У бурятов их доля составляет 63,9% и 68,2%, у монголов – 56,4% и 56,5%. Различия же обусловлены положением регионов их проживания по отношению к Якутии (среди якутов доминируют носители гаплогруппы N3) и Китаю (среди китайцев доминируют носители гаплогруппы О3). То есть у бурятов проявился «клин N3» (18,9 %) в большей мере, чем у халхов (3,5%). Китайский «клин О3» (у халхов 18,8%) до бурятов «не дотянулся». Носителей гаплогруппы О3 среди них не выявлено.

3. Датирование бурятов по историческим данным
По причине отсутствия у бурятов письменности, первые достоверные сведения о них появляются только в русских источниках. «Первое знакомство русских с Б. относится к 1612 г., а в 1628 г. некоторые из северо-западных племен Б. были впервые обложены ясаком.» [Брокгауз и Ефрон]. Таким образом, определен один хронологический рубеж. Буряты, как социальная общность в начале 17 века существовали. Их в то время называли «братскими людьми».
На территории, примыкающей к Байкалу с северо-востока, бурятов в середине 17 века практически не было. «Основанным в 1647 г. Верхне-Ангарскому и в 1648 г. Баргузинскому острогам приходится иметь дело почти исключительно с тунгусским населением района. В дошедших до нас исторических актах того времени буряты в этом районе почти не упоминаются.» [Летопись баргузинских бурят]. При этом, для нас не важно, проживали ли в этом районе буряты до появления там русских (как предполагают авторы публикации, из которой мы привели цитату) или нет. В середине 17 века на огромном участке современной Бурятии жили те, кого называли тунгусами. В публикации отмечена неудачная попытка бурятов, выходцев из Монголии (район Нерченского острога), в 80-х годах 17 века заселить Баргузинский регион. «Когда в половине XVIII в. в Баргузин переселилась часть верхоленских бурят, то переселенцы нашли территорию, занятую исключительно тунгусами и русскими.» «Первое известие в научной литературе о баргузинских бурятах появляется только после 4-й ревизии, бывшей в 1783 г.» [Летопись баргузинских бурят].  В справочнике [СИЭ] тоже сообщается о переселении бурятов эхиритов и булагатов в конце 17 – начале 18 веков на берега оз. Байкал и рек Селенги и Баргузина. Эрихтоны – это в первом приближении верхоленские буряты, а булагаты жили на Ангаре и ее притоках. В комментариях к тексту Жан-Франсуа Жербильона, французского иезуита, служившего при дворе маньчжурских императоров, сообщается следующее. «В конце XVII в., не будучи в силах противостоять набегам ойратов (джунгар), монголы-халхасцы, теснимые войсками Галдана, бежали в юго-восточную Монголию и там должны были принять китайское подданство (1688); часть из них ушла на север в русские пределы, где сделалась известной под именем селенгинских бурят. А. Позднеев. Монголия и монголы. СПб. 1896, т. I, стр. 432: его же: Монгольская летопись "Эрденийн эрнхэ" с пояснениями, заключающими в себе историю Халхи с 1636 по 1736 г. СПб., 1883. А. П. Свечников. Русские в Монголии. Труды Троицкосавско-Кяхтинского Отд. Приамурского Отд. Р. Г. О., т. X, вып. 1 – 2 (1909), стр. 84-85.» [Алексеев, 1936].
Таким образом, начальный этап этнических процессов на территории Бурятии – переселения верхоленских и ангарских бурятов в Забайкалье, с одновременным проникновением в этот район халхов, продолжался до конца 18 века. Буряты и халхи приходили на территории заселенные тунгусами. Процесс  консолидации бурятских племен в единую народность в соответствии со справочником [СИЭ] завершился в 17-18 веках. Учитывая сроки появления бурятов в Баргузинском регионе, вторую половину 18 века можно принять как рубеж завершения первого этапа этногенеза бурятов.

4. Генохронологическое датирование предков бурятов
Приведенные ниже данные собрал и обобщил автор публикации [Сабитов, 2009]. При генохронологическом датировании мы приняли скорость мутаций равную 0,002 на маркер на поколение (этот вопрос рассмотрен в публикациях [Тюрин, 2009, Скорости мутаций; Тюрин, 2009, Датирование «Genghis Khan»]). Длительность поколения равна 25 годам.
Гаплотипы гаплогруппы N1c1b (N3a2) сформировали классический кластер, восходящий к одному общему предку. Модальный гаплотип представлен 31 экземплярами, 9 гаплотипов отличаются от него на 1 шаг, 1 – на 2. Причем количество одинаковых гаплотипов, отличных от модального на 1 шаг, не превышает 2. Всего 11 мутаций на 41 гаплотипов. Это дает время жизни общего предка кластера 11,2 поколения или 280 лет назад. При датировании мы объединили гаплотипы по 2 выборкам. В одной из них 39, в другой 2 гаплотипа. Цифра «39 гаплотипов» получена по выборке, включающей 215 человек. Цифра «280 лет назад» относится к осредненному году рождения протестированных людей. С учетом точности датирования можно принять, что общий предок бурятов, носителей гаплогруппы N1c1b жил в 17–18 веках. Его потомки сегодня составляют 18,1% их мужчин.
Выборка гаплотипов гаплогруппы C3 включает 118 экземпляров и имеет относительно сложную структуру. В ней два модальных гаплотипа, отличающихся друг от друга на 1 шаг. Один из них представлен 69, другой – 19 экземплярами. В этой выборке с некоторой долей условности можно выделить кластер последнего модального гаплотипа. К нему мы отнесли все гаплотипы, у которых аллель DYS439 равна 13 или 14. В этом случае оставшиеся гаплотипы, у которых эта аллель равна 12, будут отнесены к кластеру модального гаплотипа с частотой 69. Первый кластер общего предка (назовем его предок №1) включает 19 модальных гаплотипов, 6 гаплотипов, отличных от него на 1 шаг и 2 – на 2 шага. Всего 10 мутаций на 27 гаплотипов. Это дает время жизни общего предка 15,4 поколения или 385 лет назад. Второй кластер включает 69 модальных гаплотипов, 17 гаплотипов, отличных от него на 1 шаг, и 4 на 2 шага. Имеем 25 мутаций на 91 гаплотипов. Это дает время жизни общего предка №2 11,4 поколения или 285 лет назад. С учетом точности датирования можно принять следующее. Общий предок бурятов №1, носителей гаплогруппы С3, жил в 16-17 веках, предок №2 – в 17-18 веках. Рассматриваемые нами цифры  характеризует 215 бурятов. Исходя из этого, сегодня 12,6% и 42,3% бурятов являются потомками общих предков №1 и №2, соответственно. В сумме их потомки составляют 54,9% от общей численности мужчин.
По результатам изучения гаплотипов гаплогруппы С3 Средней Азии, Внутренней и внешней Монголии выделен кластер, который назван Star Cluster [Zerjal, 2003]. Соответствующие ему гаплотипы имеются примерно у 16 миллионов мужчин региона, что составляет 8% его мужского населения, или 0,5% населения мира. Генохронологическое датирование дало годы жизни прародителя кластера, совпадающие с годами жизни Чингисхана. Сделано предположение, что 16 миллионов мужчин региона являются его прямыми потомками. В последующих публикациях Star Cluster называют и кластер «Genghis Khan». Мы выполнили датирование прародителя кластера двумя способами [Тюрин, 2009, Датирование «Genghis Khan»]. Генохронологическое датирование дает вторую половину 15 – 16 века. Датирование по историческим данным (по калмыкам, у которых не выявлены гаплотипы кластера «Genghis Khan») – не ранее рубежа 16 и 17 веков. Исходя из этого, кластер «Genghis Khan» не может быть отнесен к Чингисхану. Авторы публикации [Деренко, 2007] целенаправленно искали «потомков Чингисхана» среди народов Центральной Азии и Восточной Европы. Среди бурятов (217 человек) выявлено 5 (2,3%) носителей гаплотипов кластера Чингисхана. Наше датирование предка кластера «Genghis Khan» автоматически датирует и 2,3% бурятов.
Автор публикации [Адамов, 2009] при рассмотрении гаплогрупп Y-хромосомы тунгусо-маньчжурских народов выявил четкую закономерность. Среди популяций, проживающих в Китае имеются небольшое число носителей «китайской» гаплогруппы О, но среди них не имеется носителей гаплогруппы R1a. Последняя характерна для русских. В России картина почти противоположная. Его заключение звучит так. «Следовательно, аплогруппы О и R1a являются вкладом в анализируемые популяции со стороны «титульных» этносов, соответственно, китайцев и русских.». На основе этого можно было бы принять, что 2,1% носителей гаплогруппы R1a1 среди бурятов, это результата «русского влияния». При учете того, что первые контакты бурятов и русских были в начале 17 века, можно датировать предков 2,1% бурятов. Русские их предки жили не ранее 17 века. Но мы воздержимся от этого. Дело в том, что скифы Минусинского региона, сопредельного с Байкальским, были, в основном, носителями гаплогруппы R1a1[Keyser, 2009]. В историческом контексте этот вопрос рассмотрен в статье [Тюрин, 2009, Венгры, генетика]. То есть гаплогруппа R1a1 могла попасть к бурятам и от скифов.
Таким образом, генохронологическим методом мы датировали предков 75,3% (18,1% + 12,6% + 42,3% + 2,3%) бурятов.

5. Датирование бурятов по динамике изменения их численности
При датировании популяций по динамике изменения их численности необходимо соблюдение одного условия. Популяции должны быть относительно изолированными. Кроме естественного прироста численность бурятов возрастала и за счет ассимиляции ими других коренных народов Байкальского региона, прежде всего, тунгусов. Оценка влияния этого фактора приведена в публикации [Скобелев, 2002]. «В то же время ассимилировались тюрки и некоторые отюреченные группы, проживавшие среди более многочисленных соседей, в первую очередь бурят. Так, к концу ХIХ в. почти завершились процессы ассимиляции карагасов и сойотов в Прибайкалье. В ХVIII – ХIХ вв. в состав бурятского народа вошли и тунгусы, проживавшие в Южном Прибайкалье и Западном Забайкалье. В настоящее время насчитывается около 20 родовых групп тунгусского происхождения, что округленно составляет 10 % от общего числа бурятских родов (27).». Представляется, что этот фактор при датировании бурятов по динамике изменения их численности можно не учитывать.
Имеется еще один фактор, влияющий на изменение численности бурятов. Это перемещения кочевых сообществ через границу Монголии и  России. Влияние этого фактора мы можем оценить. Еще раз обратимся к данным, приведенным в публикации [Деренко, 2007]. Среди монголов выявлено 34,8% носителей гаплотипов кластера Чингисхана, а среди бурятов их всего 2,3%. Соотношения их носителей у монголов и бурятов, говорит о том, что первые фактически не вливались в ряды вторых. Процесс переселения бурятов на территорию Монголии начался в 20 веке. Он явился отражением трех факторов: земельная реформа Столыпина, гражданская война и становлением независимого Монгольского государства [Санжиев, 1996]. Всего бурятов по переписи 1897 года в России было 298050, по переписи 1926 года – 238100. Убыль составила 60 тысяч человек. Эту цифры можно считать первым приближением оценки числа бурятов, переселившихся в Монголию.
Таким образом, популяцию бурятов в период со второй половины 17 до конца 19 веков следует считать в существенной степени изолированной. Соответственно можно реконструировать динамику изменения ее численности вышеописанным способом.
«В XVII в., по подсчетам Б.О. Долгих, бурят насчитывалось 27 тыс. чел. … В 1897 г. в Российской империи была проведена первая всеобщая перепись населения. Согласно ее данным, на территории Иркутской губернии и Забайкальской области проживало 288 883 бурята» [Зандраева, 2007]. Автор публикации [Скобелев, 2002] привел численность якутов на 70-е годы 17 века. К этой дате – 1675 год, мы отнесем и численность бурятов 17 века. Этих двух цифр, характеризующих численность бурятов до начала действия фактора «медицина 20 века», вполне достаточно для реконструкции динамики изменения их численности.
На диаграмме динамики изменения численности бурятов (рисунок 1) последнему параметру соответствует ось ординат. На оси обсцисс приведены календарные годы. На диаграмме, показанной на «врезках», ось ординат имеет логарифмический масштаб. На рисунке приведены данные, характеризующие три популяции: всех монголов (Внутренней и Внешней Монголий), монголов Монголии и бурятов. Обоснование исходных цифр по первым двум популяциям приведено в статье [Тюрин, 2009, Реконструкция численности]. Коэффициенты экспонент, аппроксимирующей оценки численности популяций, практически совпали. Для всех монголов – 0,0097, монголов Монголии – 0,0108, бурятов – 0,0107. Это является свидетельством корректности примененного нами метода реконструкции динамики изменения численности популяций для датирования монголов и бурятов. Экстраполяция экспоненты дает следующие цифры. В 1370 году было 1000, в 1580 – 10000 бурятов. Представляется, что 16 век следует принять за начало их этногенеза.

В рассмотренных нами цифрах имеется интересный момент. Понятно, что буряты – это одна из этнических групп монголов. В 1897 году их численность составляла 289 тысяч человек. Пересчет на этот год численности монголов Монголии (по переписи 1918 их было 540 тысяч) дает цифру 440 тысяч. То есть численность бурятов составляла 65,7% от численности монголов. Это примерно соответствует соотношению площадей Монголии и ареала проживания бурятов. Мы приняли, что в период с 1897 по 1926 год в Монголию эмигрировало 60 тысяч бурятов [Санжиев, 1996]. Эту цифру можно отнести к 1918 году. Получится, что примерно 10% монголов, составляли этнические буряты.
Экстраполяция экспоненты дает численность бурятов в 2000 году равную 860 тысяч человек. При учете того, что имеются сведения об уходе части бурятов после революции в Монголию, мы должны сопоставить эту цифру с их общей численностью, равной 620 тысячам. Эти цифры не соответствуют друг другу. В 2000 году, с учетом фактора «медицина 20 века» бурятов должно быть заметно больше 860 тысяч. Мы отметили несоответствие цифр, но углубляться в этот вопрос не будем.

6. Обобщение результатов датирования бурятов
Три метода датирования бурятов – исторический, генохронологический и по реконструкции динамики изменения численности, дали вполне сопоставимые результаты. В обобщенном виде они показаны на рисунке 2. 

По обобщенным результатам датирования бурятов выполнена реконструкция хронологической составляющей процесса их этногенеза. Начало заселения Байкальского региона предками бурятов – 16 век. В начале 17 века в Прибайкалье (бассейны Ангары и верхнего течения Лены) первые русские поселенцы столкнулись с теми, кого они называли «братские люди». Они были способны оказывать вооруженное сопротивление проникновению русских в их земли. То есть в начале 17 века уже существовала хорошо организованная социальная общность, которая стала позднее основой формирования бурятов. В Забайкалье тоже были отдельные группы «братских людей». Но этот район был населен, в основном, тунгусами. С 17 века определен южный рубеж региона, в котором начал формироваться бурятский этнос. Имеется в виду установление и обустройство границы России. Потомки кочевников, живших к северу от границы, сегодня, в основном, буряты, к югу – монголы. Всех ли кочевников, предков бурятов, называли в 17 веке «братскими людьми»? Этот вопрос нуждается в специальном рассмотрении. Первый этап этногенеза бурятов завершился в конце 18 века.

7. Общие результаты
Методический аспект. Два методов датирования бурятов – генохронологический и по динамике изменения численности популяций, дали вполне сопоставимые результаты, которые не противоречат достоверным историческим свидетельствам.
Популяционный аспект. Начало этногенеза бурятов (начало заселения Байкальского региона их предками) – 16 век. В первой половине 17 века уже существовала хорошо организованная социальная общность «братских людей». Первый этап этногенеза бурятов завершился в конце 18 века.

Источники информации
Адамов Д.  Об основных гаплогруппах Y-хромосомы тунгусо-маньчжурских народов.
http://rjgg.molgen.org/index.php/RJGGRE/article/view/29 The Russian Journal of Genetic Genealogy (Русская версия), Vol 1, No 2 (2009). The Russian Journal of Genetic Genealogy. http://rjgg.molgen.org/
Алексеев С.П. Сибирь в известиях западно-европейских путешественников и писателей. Т. 1. Ч. II. Иркутск. Крайгиз. 1936. http://www.vostlit.info/Texts/rus14/Gerbiljon/text.phtml?id=628 Восточная литература. http://www.vostlit.info/
Деренко М.В., Малярчук Б.А., Возняк М., Денисова Г.А., Дамбуева И.К., Доржу Ч.М., Гржибовский Т., Захаров И.А. Распространенность мужских линий “чингизидов” в популяциях Северной Евразии. Генетика. 2007.  Т. 43. № 3. http://elibrary.ru/contents.asp?id=435715 eLIBRARY.RU http://elibrary.ru/
Зандраева А.Б. Этническая история бурят в свете этнодемографических процессов. http://sun.tsu.ru/mminfo/000063105/295/image/295_130-131.pdf Вестник Томского государственного университета № 295 Февраль 2007. http://sun.tsu.ru/mminfo/000063105/295/image/295_3-6.pdf Томский государственный университет. Научная библиотека. http://sun.tsu.ru/
[Летопись баргузинских бурят] Летопись баргузинских бурят. Труды Института Востоковедения. VIII. Материалы для истории бурят-монголов, I. М-Л. АН СССР. 1935.
http://www.vostlit.info/Texts/rus8/Burjat/Letopis_barguz_burjat/framepred.htm  Восточная литература. http://www.vostlit.info/
Сабитов Ж. Этногенез бурятского народа с точки зрения ДНК-генеалогии. http://rjgg.molgen.org/index.php/RJGGRE/article/view/32 The Russian Journal of Genetic Genealogy (Русская версия), Vol 1, No 2 (2009). The Russian Journal of Genetic Genealogy. http://rjgg.molgen.org/
[СИЭ] Советская историческая энциклопедия. http://dic.academic.ru/contents.nsf/sie/
Санжиев Б.С. Изменение в численном составе бурятского народа в дореволюционную и советскую эпохи (с 90-х гг. XIX - до начала 20-х гг. XX века). Современное положение бурятского народа и перспективы его развития : материалы науч.-практ. конф. - Улан-Удэ, 1996. - Вып. 2. - С. 40-44. http://ellib.library.isu.ru/showdoc.php?id=3787 Электронная библиотека «Труды ученых ИГУ». http://ellib.library.isu.ru/
[Тюрин, 2010, Скорости мутаций] Тюрин А.М. «Трансмиссионные», «эволюционные» и «сконструированные» скорости мутаций локусов гаплотипов Y-хромосомы.
http://new.chronologia.org/volume10/turin_mutation.php Электронный сборник статей «Новая Хронология». Выпуск 10. 2010. http://new.chronologia.org/volume10/ Сайт: Новая Хронология.
http://www.chronologia.org/
[Тюрин, 2010, «Genghis Khan»] Тюрин А.М. Датирование кластера гаплотипов Y-хромосомы «Genghis Khan».
http://new.chronologia.org/volume10/turin_genghiskhan.php Электронный сборник статей «Новая Хронология». Выпуск 10. 2010. http://new.chronologia.org/volume10/ Сайт: Новая Хронология.
http://www.chronologia.org/
[Тюрин, 2010, Венгры, Генетика] Тюрин А.М. Согласование исторических свидетельств, лингвистических и генетических данных, характеризующих венгров.
http://new.chronologia.org/volume10/turin_vengry_genetica.php Электронный сборник статей «Новая Хронология». Выпуск 10. 2010. http://new.chronologia.org/volume10/ Сайт: Новая Хронология. http://www.chronologia.org/
[Тюрин, 2009, Реконструкция численности] Тюрин А.М. Реконструкция динамики изменения численности популяций Северо-Восточной и Центральной Азии. http://supernovum.ru/public/index.php?doc=118 Суперновум. http://supernovum.ru/ http://new.chronologia.org/volume10/turin_asia.php Электронный сборник статей «Новая Хронология». Выпуск 10. 2010. http://new.chronologia.org/volume10/ Сайт: Новая Хронология. http://www.chronologia.org/
[Брокгауз и Ефрон] Энциклопедия Брокгауза и Ефрона.http://gatchina3000.ru/brockhaus-and-efron-encyclopedic-dictionary/index.htm
Derenko M., Malyarchuk B., Wozniak M., Dambuveva I., Dorzhu C., Luzina F., Lee H., Miscicka-Sliwka D., Zakharov I. The diversity of Y-chromosome lineages in Indigenous population of South Siberia.  Dokl Biol Sci. 2006 Nov-Dec;411:466-70.
Derenko M., Malyarchuk B., Denisova G. Contrasting patterns of Y-chromosome variation in south Siberian populations from Baikal and Altai-Sayan regions. Hum. Genet, 2006, vol. 118, pp. 591-604.
Derenko M., Malyarchuk B., Denisova G., Wozniak M., Grzybowski T., Dambueva I., Zakharov I. Ychromosome haplogroup N dispersals from south Siberia to Europe. J Hum Genet. 2007; 52(9):763-70.
Katoh T., Munkhbat B., Tounai K., Mano S., Ando H., Oyungerel G., Chae G.-T., Han H., Jia G.-J., Tokunaga K., Munkhtuvshin N., Tamiya G. and Inoko H. Genetic features of Mongolian ethnic groups revealed by Y-chromosomal analysis. Gene, Volume 346, 14 February 2005, Pages 63-70. http://www.imbice.org.ar/es/lab_06_b/06.pdf Instituto Multidisciplinario de Biologia Celular. http://www.imbice.org.ar/
Keyser C., Bouakaze C., Crubezy E., Nikolaev V.G., Montagnon D., Reis T. and Ludes B. Ancient DNA provides new insights into the history of south Siberian Kurgan people. Human Genetics. Saturday, May 16, 2009. http://www.springerlink.com/content/4462755368m322k8/ SpringerLink http://www.springerlink.com/home/main.mpx
Wozniak M., Derenko M., Malyarchuk B., Dambueva I., Grzybowski T., Miscicka-Sliwka D. (2006) Allelic and haplotypic frequencies at 11 YSTR loci in Buryats from South-East Siberia. Forensic Sci.Int. 164(2-3): 271-275.
Zerjal T., Xue Y., Bertorelle G., Wells R.S., Bao W., Zhu S., Qamar R., Ayub Q., Mohyuddin A., Fu S., Li P., Yuldasheva N., Ruzibakiev R., Xu J., Shu Q., Du R., Yang H., Hurles M.E. , Robinson E. , Gerelsaikhan T. , Dashnyam B., Mehdi S.Q., Tyler-Smith C. The genetic legacy of the Mongols. Am J Hum Genet. 2003 Mar;72(3):717-21. Epub 2003 Jan 17. http://web.unife.it/progetti/genetica/Giorgio/PDFfiles/ajhg2003.pdf  Universita di Ferrara. http://web.unife.it/