Никто не виноват, но что делать-то?

:

Девид Пог ( David Pogue) в своей относительно свежей колонке в The New York Times пишет о тенденциях ближайшего будущего и недалекого прошлого. Ну, знаете, там, о проекторах, встроенных в фотоаппараты и вообще о микропроекторах. Или, скажем, об окончании войны мегапикселей (бессмысленной и беспощадной) и начале войны размеров матриц. Чтобы, допустим, улучшить (вернее, сделать) возможности обычных потребительских цифровых камер в условиях низкой освещенности. Он там еще много чего пишет, что к нашим реалиям совсем почти не применимо. Ну, например, о том, что тамошних сотовых операторов прижали к ногтю — дерут, мол, с несчастных американцев по 20 центов за СМС, в то время как себестоимость отправки СМС равно абсолютному нулю (ибо передается сообщение размером 200 байт в конечном счете все равно через интернет). Или вот еще. Нетбуки. Помните первые модели? Этот ад и ужас, жуткие тормоза, слабые батарейки… И сейчас — вполне себе достойные интернет-терминалы, с GPS, WiMAX и другими наворотами за те же деньги. О магазинах приложений, способных за 1 доллар США превратить ваш телефон в сканнер штрихкодов или просто в сканер, или в игровую консоль, или во что еще вы там пожелаете, Пог, конечно, пишет тоже. Но я не Пог, и не претендую. И я сегодня пишу о другом.

Вы заметили, что из тонн новых техник, технологий, идей, открытий — чего угодно, из России не приходит ровным счетом ничего. Россияне славятся в мире тем, что якобы воруют контент, видимо взламывают компьютерные сети и как бы владеют ботнетами. Есть какие-то современные гражданские технологии, которые изобрели и внедрили в России, и теперь ими пользуется весь мир? Ну, хоть что-нибудь? Очень надеюсь на ваши комментарии, поскольку сам я ничего вспомнить не смог. Ну, справедливости ради, можем назвать «радио», но изобрели его не в России, а в Российской Империи, назвать технологию современной уже нельзя совсем, да и вообще патент на радио, как мы знаем, получил не Попов, а вовсе даже Тесла и будто бы даже Маркони. Что ещё? Интернет, DVD, нелинейный видеомонтаж, автоматическую коробку переключения передач, цветную струйную печать, даже тефлоновое покрытие для утюгов — ничего из перечисленного не изобретено в России.

Вы, конечно же, сейчас возразите мне, мол, вот же Гагарин! Вот же наши " Прогрессы" — главный транспорт до МКС! Возражаю. Это не гражданские технологии. Гражданские — это вон, SpaceShipOne. Бросить всю экономику и промышленность страны на создание нужной технологии — немудрённое дело. А вот сделать технологию доступной потребителям — вот задача, для решения которой нужно покрутиться.

Что же происходит в России? Мы ждем выхода на рынок iPhone 3Gs и потираем руки, дожидаясь заказанного на Amazon.com Kindle 2. Кое-кто злорадствует в связи с CrunchPad'ом, кто-то — клянёт iTunes Store на чем свет стоит из-за невозможности покупать в нем музыку, находясь в России. То есть, придумать и реализовать что-то классное и востребованное не получается — сидим, ждём, пока его к нам привезут и растаможат.

Может показаться, что я гнусный инсинуатор, провоцирующий почтенную публику на ура-патриотические выступления. Кто знает, вполне вероятно, что так оно и есть. Однако, я преследую совершенно иные цели. Я хочу понять, обречены ли мы с вами жить в состоянии хронического отставания, ведет ли это отставание к воспроизводству самого себя (чем сильнее мы отстаем, тем сильнее мы отстаем), можно ли как-то выбраться из этой полувековой ямы? Такое вот «Что делать?» без «Кто виноват?». Ведь главная проблема в том, что российских технологий нет. Вот нет — и все тут. Даже дизайнеры наши работают в Фотошопах и прочих Иллюстраторах. Я не за бессмысленный патриотизм, типа, давайте русский линукс делать, или фотошоп. Я за развитие, а не бездумное использование. У нас очень развито второе и напрочь отсутствует первое. То есть, велосипед изобретен до нас. Мы же опять в том или ином виде садимся на уже изобретенный велосипед и пытаемся либо догнать лидеров, либо (что бывает намного чаще) едем на этом велосипеде своим путем, который, как показывает практика последних десятилетий, никуда не ведет. И пока лидеры создают новые транспортные средства, мы продолжаем пилить сквозь морозное бездорожье нашей родины все на том же велосипеде.

Проблема вторичности, в общем, на лицо. И касается она, как выяснилось, не только Премии Рунета, но высоких технологий в России в целом. Я не вижу выхода, а вы?

Обсуждение темы — в ближайшем выпуске моего подкаста.