История одного «нарушения» авторских прав. Часть 2

:

Продолжение истории.

Тем временем, пока следователю никак не удавалось сдать дело прокурору, отдел К и прокуратура активно давили на Peter'а, склоняя его к особому порядку. Оперативник несколько раз без всяких повесток выдергивал Peter'а с работы и отвозил его на беседу то к следователю, то к начальнику отдела К, то к прокурору, при этом беседовал с Peter'ом сам и иногда присутствовал начальник оперативников отдела К. Суть бесед была одна и та же, Peter'у говорили, что если он не пойдет на особый порядок, то они будут добиваться реального срока, у него будет испорчена жизнь и т.д. Peter'у обещали содействие в заключении мирного соглашения с представителем правообладателей.
Представитель правообладателей — неплохо устроившийся человек :) За определенное вознаграждение он подписывал примирение с обвиняемым и наказание резко уменьшалось. Он сидел в другом городе за 200 км и представлял интересы сразу нескольких правообладателей: Microsoft, Adobe, Autodesk. Кстати, он ни разу не появился на судебном заседании.

Peter уже поступал по принципу «будь, что будет» и давал категоричные отказы, настаивал на своей невиновности, просил перестать беспокоиться за его жизнь и говорил, что суд все решит. После нескольких таких визитов на работу Peter'а, адвокат пригрозил оперативнику, что в следующий раз Peter никуда не поедет без повестки и будет жалоба на имя министра внутренних дел, после чего визиты прекратились.

Летом 2008 г. Peter закончил учебу, а также сменил работу, устроился к более крупному местному провайдеру, который к тому же тогда стал «дочкой» Транстелекома. Буквально через пару месяцев он поднялся до должности ведущего системного администратора и спокойно занимался любимым делом.

В ноябре 2008 года состоялось предварительное слушание, на котором судья решил принять дело в производство и рассматривать его коллегией трех судей. Затем было по сути ознакомительное заседание, после которого одна из судей была заменена, после чего коллегия стала состоять только из мужчин. В январе 2009 года наконец состоялось первое серьезное заседание. Там возник еще один представитель потерпевшего — компании АСКОН (на компьютере был найден дистрибутив КОМПАС — программного продукта этой компании), который заявил гражданский иск на возмещение 82500 руб. (сам иск в бумажном виде был уже при ознакомлении с материалами уголовного дела). Потом в сети он заявлял, если бы Peter признал свою вину, то денег бы с него не требовали.

Вообще, про компанию АСКОН стоит сделать небольшое отступление. Мама Peter'а была проектировщиком и активно использовала КОМПАС уже несколько лет, а также проводила на работе курсы по обучению работе в этой программе. Peter во время учебы работал лаборантом в кабинете инженерной графики, где также активно пользовался КОМПАСом. Летом 2008 года он также участвовал в конкурсе, проводимом компанией АСКОН, ездил для этого в Москву (перед выездом писал ходатайство прокурору, т.к. находился под подпиской о невыезде). Еще в конце 2007 года, когда мама Peter'а обратилась к представителю компании АСКОН, с которым сталкивалась и ранее по работе (в суде был другой представитель), с вопросом о покупке лицензии на КОМПАС, он лишь усмехнулся и сказал, что лицензия будет дана ей бесплатно. Таким образом, на момент судебного заседания у Peter'а было на руках соглашение с компанией АСКОН о безвозмездном использовании программы КОМПАС. Это конечно же вызвало массу неудобных вопросов со стороны суда к присутствующему представителю потерпевшего.

Затем Peter пожелал воспользоваться своим правом давать показания первым и рассказал свой взгляд на предъявленные обвинения, пояснил все про файлы на файлообменнике, про данные по трафику, про информационный портал, сообщил, что устанавливал на компьютер некоторые программные продукты, но лишь на правах триала, с целью временного использования.

Буквально на следующий день после заседания оперативник явился на новое место работы Peter'а (видимо следствие только на суде узнало, что Peter сменил работу). К счастью, и здесь руководство встало на сторону Peter'а. Оперативник опять был агрессивен и озлоблен, требовал увольнения Peter'а, угрожал проверками. Адвокат сдержал слово и жалоба по поводу визитов оперативника на имя министра внутренних дел была отправлена. Разбираться с жалобой было поручено зам. начальника отдела К, который собрал письменные объяснения со всех упомянутых лиц. По итогам разбирательства жалобы Peter'у сообщили, что подтверждения описанным фактам не найдено. Однако позвонил оперативник, сообщил, что он больше не оперативник, просил его больше не привлекать. Он остался работать кем-то в МВД, но оперативной работой больше не занимался.

Судебное разбирательство продолжалось примерно полгода. Приходило много зрителей, практикантов, т.к. дело было интересным, вдобавок судебная коллегия — это редкий случай. Сторона защиты ни разу не пожалела, что заявила рассмотрение дела коллегий. В процессе активно участвовали все трое судей, поэтому дело рассматривалось максимально тщательно. Оперативник не смог толком объяснить недочетов в материалах дела, но проявил агрессию в сторону защиты, за что получил несколько предупреждений от суда. Эксперт вела себя на допросах также неадекватно, как и в экспертизе. Допрашивали кучу людей, которых допрашивали на предварительном следствии, они не сказали ничего нового. В итоге всех не допросили, суд решил, что это бессмысленно, прокурор объяснил такое количество допросов тем, что Peter отказывался от дачи показаний, нужно было собирать материал. Была назначена дополнительная экспертиза. Второй эксперт оказался адекватным, весьма осторожным человеком. Никаких выводов, которые он не мог бы на 100% обосновать, он не делал. Он обнаружил на компьютере дистрибутивы программ, обнаружил кряки и кейгены, которые при исследовании позволили обойти лицензионную защиту, но не классифицировал их как вредоносные. Он сказал, что невозможно определить использовались ли эти дистрибутивы или средства обхода лицензионной защиты. Он также сказал, что не может определить лицензионность установленных программ, т.к. не располагает оригинальными лицензионными дистрибутивами.

В июле 2009 года состоялись судебные прения. Прокурор внезапно отказался от обвинений по двум эпизодам: по ст. 146, п. 3в и ст. 273, п. 1, т.к. эксперт не смог установить, что указанное ПО использовалось Peter'ом, а также сделал вывод, что представленные кряки и кейгены не являются вредоносным ПО. Из обвинения по первому эпизоду было убрано упоминание о распространении, т.е. оставлено только использование, а также список ПО был сокращен до 3 программ (видимо лишь бы набиралась сумма ущерба 50 тыс. руб., необходимая для уголовного преследования). Peter лишь пояснил, что из этих трех программ одной у него не было вообще, а две другие не были установлены, были найдены лишь дистрибутивы, согласно экспертизе. Адвокат просил оправдать Peter'а. Суд удалился для принятия решения.

Оглашение приговора несколько раз переносилось, и, в итоге, состоялось в сентябре 2009 года. На одном из планировавшихся оглашений начальник отдела К и прокурор сообщили Peter'у, что представитель потерпевшей Adobe сам желает примириться с Peter'ом, не прося никаких денег. Peter продолжил стоять на своем и ответил: «Мириться можно только с тем, с кем поссорился. Я ни с кем не ссорился. Категорически нет, пусть суд выносит решение».

Наконец, был оглашен приговор. ОПРАВДАН. По статье 24, п. 1.1 УПК РФ (отсутствие события преступления). С правом на реабилитацию и возврат изъятых вещдоков. В декабре была рассмотрена кассационная жалоба прокуратуры в Верховный Суд, решение суда было оставлено без изменений.

В течение 2010 года Peter получил компенсацию материального ущерба, т.е. деньги, отданные за оказание юридической помощи, в размере 200 тыс. руб., компенсацию морального вреда в размере 100 тыс. руб. из заявленных 1,2 млн. руб. Решение суда на компенсацию материального ущерба Министерство финансов обжаловало сразу в надзорную инстанцию, жалоба рассматривалась коллегией из семи судей Верховного Суда во главе с Председателем Верховного Суда, решение суда было оставлено без изменений, жалоба без удовлетворения. При разбирательстве с моральным вредом был допрошен оперативник, который в итоге все-таки сказал, что визиты к Peter'у происходили по устным указаниям начальника отдела К и прокурора.

Письменных извинений от прокуратуры Peter так и не получил. Наверное, придется снова обращаться в суд. Теперь Peter готов сам составить иск и поддержать его в суде...