Curiosity прошел половину пути к своей цели

:

После того как марсоход преодолел дюну в Dingo Gap он выбрался на новый тип поверхности, напоминающий тот, на который была произведена посадка в августе 2012 года. По нему он устремился к новой своей промежуточной цели — группе холмов под названием Kimberley. Конечная точка этого годового пробега — Entry Point в холмах Murray Buttes еще далеко.


На рабочий стол.

Предыдущие три километра каменистого грунта изрядно поистрепали колеса Curiosity, поэтому новая поверхность, покрытая песком и небольшими дюнами — это очень хорошая новость.

Хотя инженеры JPL подчеркивали, что не видят большой угрозы для научной миссии в появляющихся прорехах на колесах, они предприняли ряд мер, чтобы снизить степень повреждений. До Dingo Gap они примерно вдвое сократили дневной пробег марсохода: было 60-80 м, стало 25-35 м. В программу работы стал входить обязательный каждодневный осмотр колес. Это необходимо чтобы понять насколько интенсивно воздействие камней. Благодаря такой съемке получилось сделать видеоролик, иллюстрирующий движение Curiosity, вид снизу:

Опыт, полученный на Земле, говорит о том, что марсоход может успешно передвигаться и на гораздо более разбитых колесах. Но характер повреждений, которые получает Curiosity на Марсе и сестра-близнец на Земле, разный. Земная гравитация продавливает полотно колеса через протектор и ломает каркас.

На Марсе же каркас пока держится, зато острые камни прорывают полотно колеса.

Колеса Curiosity изготовлены из алюминиевого сплава, и имеют диаметр 50 см. Они имеют внутренний обод, шириной несколько сантиметров, к нему крепятся на винтах изогнутые титановые спицы. Ребра каркаса выполняют еще роль протектора, их толщина 3-4 мм. Основное полотно колеса толщиной всего 0,8 мм, поэтому, даже если марсианские камни смогли его повредить, вовсе не означает, что они смогут повторить такое с каркасом или ободом. В общем, пока каркас цел, за двигательные возможности марсохода можно не переживать.

Часто задают вопрос: почему NASA не использовало для изготовления колес, например, титан? Ответ прост: титан в два раза тяжелее — катаешься на титане, оставь на Земле 1-2 научных прибора. То же касается и резины. Композиты тоже не самая лучшая идея, учитывая практический вакуум и перепады температуры.

Оригинальным средством продления срока службы колес, стало решение передвигаться задом. Камеры марсоходов смотрят вперед и назад, поэтому позволяют такое движение. Opportunity, к примеру уже несколько лет движется задом, только у него проблемы с электромоторами, а не «покрышкой». Осмотр колес Curiosity показал, что наибольшему износу подвержены передняя и средняя пары. Задняя выглядит вполне сносно, поэтому решено, в дальнейшем, ею штурмовать марсианские бордюры и поребрики.

Правда, новый тип поверхности позволяет обходиться «малой кровью», и снова набрать темп по сотне метров в день.

После Dingo Gap следующей промежуточной научной целью назначили Kimberley. По данным спутниковой съемки, геологи NASA сочли эту группу небольших холмов наиболее подходящим объектом для изучения местного ландшафта.

На пути к холмам, марсоходу под ногами встречались странные борозды, напоминающие следы от движущихся камней в Долине Смерти в Калифорнии или даже каких-то живых организмов. Однако, мне кажется, объяснение их более прозаично — это полузасыпанные трещины в грунте.

Едва добравшись до Kimberley, Curiosity принялся искать подходящее место для обследований. Сначала снял огромную панораму местности правой мачтовой камерой.


По клику на изображении раскрывается большой формат (17 мб), а просмотреть в полном размере можно на ГигаПан.

Перед нами многочисленные пласты песчаника, которые сформированы, вероятнее всего, на дне водоема. Ученых заинтересовал тот факт, что различные слои по разному реагируют на выветривание. И, хотя песок, похоже, имеет одинаковый состав, в слоях песчаника отличаются цементирующие вещества. Эта разница показывает, что в разные геологические периоды, в кратере Гейла вода содержала в себе отличающиеся наборы растворенных элементов и солей. А их разница сможет больше рассказать об изменениях климата и физических условий в прошлом Марса.

Самый нижний слой, из наблюдаемых перед марсоходом (формация Sheepbed), довольно рыхлый, разрушается под действием ветра и песка так интенсивно, что вышележащий слой образует «козырек». Характерной особенностью нижнего слоя являются желваки из белого минерала, скорее всего гипса. Подобные скопления, в схожих условиях наблюдались раньше в Yellowknifle Bay.

Выше лежит мощный бетоноподобный пласт (формация Gillespie Lake). Несмотря на кажущуюся монолитность, при близком осмотре можно увидеть его слоистую структуру и включения в виде мелкой (3-5 мм) слабоокатанной гальки. Галечник является дополнительным косвенным указанием на водное происхождение породы, а ее неполная округлость — на то, что этот водоем был довольно спокойным.


Над «плитами» лежит плитняк — геологическая формация впервые осмотренная в месте Shaler. Для нее характерно плотное скопление четко разделенных тонких слоев. В профиль такие пласты напоминают книги. Любой палеонтолог уселся бы рядом с ними и стал при помощи ножа расслаивать «страницы». На Земле в таких «книгах» можно найти немало интересного, например настоящий гербарии древних растений, отпечатки насекомых и скелеты рыб. Но у Curiosity нет ножа, да и пока ни на одном из осмотренных переломанных слоев не показалось ни одного признака жизни.

Поверх структур типа Shaler во многих местах по пути, марсоходу встречались толстые темные пласты породы. Вероятнее всего это лавовый слой, с брекчией и фрагментами шлака. В Kimberley он уже разрушился, поэтому изучению подвергнутся только три нижележащих уровня.

Любопытно, что ранее ученые уже выделили три этапа развития озера на дне кратера Гейла, на основе спутниковых данных. Поэтому текущие исследования помогут перепроверить гипотезы на основе непосредственного изучения донного материала.

image

Curiosity осмотрел отложения при помощи «лазерной» камеры ChemCam и макрокамерой MAHLI. В то же время он вытряхнул последние образцы глины, которые собрал почти год назад. Чтобы убедиться в чистоте инструментов на манипуляторе, он его внимательно рассмотрел.

Тут снова возник повод для беспокойства — на ситечке инструмента Chimra, для подготовки грунта, обнаружился разрыв. Сито нужно, чтобы отсеивать частички породы менее 0,15 мм — именно такой размер требуется для внутренних приборов химического и минералогического анализа. Без него, качество проводимых научных исследований существенно упадет.

От панических криков «Curiosity разваливается» спасли американские энтузиасты с форума Unmannedspaceflight, когда определили, что разрыв присутствовал уже полтора года назад, и он никак не помешал исследованиям.

Однако, для бура Curiosity подходящей цели так и не нашел, поэтому продолжил движение, обходя Kimberley с востока. Пройдя 100 метров он сделал еще одну панораму. С этого ракурса пласты Shaler напоминают лед на реке во время ледохода. Но какая сила собрала их в такое скопление, пока говорить рано.


По клику — большой размер. Полный — на ГигаПан.

В левой части панорамы мы видим холм Mt. Remarkable. Еще левее, вдалеке, можно рассмотреть метеоритный кратер, заполненный темным песком и характерную рябь не нем. Надеюсь через несколько месяцев мы сможем заглянуть и в этот кратер.

Марсоход приступил к более внимательному осмотру Mt. Remarkable, а то, как он к нему подбирался, изучая подступы к Kimberley, отлично видно на свежем спутниковом снимке MRO.

Во время своего изучения Kimberley Curiosity сделал подарок для фанатов Марса — снял голубой закат.


На рабочий стол.

Сейчас Curiosity продолжает поиск подходящего места для буровых работ. Мы же продолжим следить за его путешествием по соседней планете.