Поисковый демарш Apple

:

Как средство доступа к Интернету первый iPhone и ещё несколько последующих были скорее продуктом совместного творчества Apple и Google. В Купертино придумали великолепный интерфейс, но без прекрасно работающих поиска, карт и видеохостинга из Маунтин Вью «пользовательский опыт» вышел бы намного более спорным.

Сотрудничество было (и пока остаётся) взаимовыгодным — Apple получает гарантированно удовлетворяющие пользователей сервисы и, по прикидкам аналитика Morgan Stanley Скотта Дьюитта, около $1 млрд в год. Google до сих пор зарабатывает с поиска на iOS (которая на глобальном уровне занимает лишь 10% рынка) больше, чем с Android, — просто за счёт того, что «яблочники» активнее пользуются Интернетом и генерируют больше показов рекламы.

Сервисы Google на iOS были и остаются взаимовыгодным делом для двух компаний

Несмотря на объявленную покойным Джобсом «термоядерную войну» против Google, развод и возврат девичьей фамилии происходят довольно постепенно. С приходом iOS 6 убрали YouTube и карты. iOS 7 перевела поиск в Siri от Bing. С другой стороны, значительно менее истеричный Тим Кук, хотя и прекратил патентные войны, продолжает твёрдо держаться курса предшественника.

Поиском по умолчанию в iOS и в менее популярной настольной Mac OS X пока остается Google, но альтернатив уже несколько: родственные Yahoo! и Bing, а также отечественный Yandex. Последний к тому же помогает Apple с локальными результатами в картах, тогда как за поиск в Spotlight отвечает Microsoft’овский Bing. Последнее очень смешно на фоне памятного отзыва Стива Джобса о Microsoft как о «разработчиках третьесортных продуктов».

С выходом пары iOS 8/Mac OS 10.10 в этой пестрой компании появилось очень необычное пополнение — поисковик с немного дурашливым названием DuckDuckGo, образованным от детской считалочки. Несколько лет назад его основал на заработанные от продажи бизнеса деньги инженер Габриэль Уайнберг. Основной особенностью DDG является обещанная анонимность пользователя: Уайнберг и его 19 подчиненных мамой клянутся, что не собирают информацию о пользователе (IP-адреса, активность и так далее) и не подгоняют поиск по результатам. Всем предлагается абсолютно одинаковая выдача на одинаковые запросы, что, по мнению компании, помогает вырваться за пределы «пузыря фильтрации», который создают традиционные поисковики.

Габриэль Уайнберг разработал DuckDuckGo на собственные средства

Окупают собственную деятельность ребята, взимая плату с Amazon и eBay за переходы, а также показывая по одной рекламной ссылке на выдачу, причем не самостоятельно, а с помощью Microsoft AdCenter. «Сторонняя помощь» согласуется с общей концепцией так называемого «гибридного» поисковика — помимо собственного «паука»-индексатора DuckDuckBot, DDG использует данные из примерно 50 специализированных и общих поисковиков, в том числе Bing, Wikipedia и WolframAlfa. С русскоязычной выдачей DDG помогает Yandex. Собственно, основным ноу-хау и точкой приложения усилий для компании является алгоритм выбора наилучшего стороннего источника под каждый конкретный запрос пользователя. И если большая часть кода поисковика свободно доступна на GitHub, то данный алгоритм проприетарен.

Разоблачения паренька в очках понемногу меняют отношение простых пользователей к данным о себе

Сама концепция описывает чуть ли не мессию в сфере поисковых систем, у которого не должно быть проблем с быстрым набором адептов. Действительно, пользовательская база DDG устойчиво растет довольно приличными темпами. Неудивительно, что здорово помогли популярности DDG сноуденовские разоблачения сотрудничества ведущих компаний Долины, в том числе Google, с главным органом электронной разведки США — NSA. И всё же показатели на фоне Google пока еще скромны — за прошлый год DDG обработали около миллиарда поисковых запросов, тогда как в Маунтин Вью, не напрягаясь, перемололи больше триллиона. Даже если отбросить языковой фактор и посмотреть только рынок США, масштаб несравним: по данным отчета аналитиков comScore за август 2014-го, Google занимает более 2/3 поискового рынка, тогда как DDG не преодолел даже барьера в 1%. Помимо фактора инерции пользователей (в конце концов, даже далекие от технологий люди понимают глагол «погуглить» что в русском, что в английском языке), чего ещё не хватает DDG для успеха?

Несмотря на подогретую прессой истерию «приватности», не хватает по-настоящему масштабных скандалов. Обычному пользователю до лампочки проблемы террористов, наркоторговцев и педофилов, а над звездульками Голливуда, чьи округлости утекают в Сеть, он просто смеется. Комфорт пользования «сервисами по умолчанию» как-то важнее. Вдобавок напугать изможденный каждодневными телевизионными устрашениями мозг все сложнее.

Массовый пользователь все еще недостаточно напуган

Чтобы разобраться в остальных причинах, автор этой заметки на недельку сменил на своей технике Apple основной поисковик с Google на DuckDuckGo. Профиль поиска при этом не вполне типичен — примерно 70% на английском относится к различным международным темам, и только 30% запросов задается на русском. Забежим вперед: именно такой смешанный профиль поиска делает DDG достаточно неоптимальным вариантом.

Несмотря на комбинированную природу поиска, в DDG не хватает многих продвинутых фишек Google — калькулятора и курса валют прямо из поисковой строки, статуса авиарейсов, конвертации мер и весов. Главный поисковик планеты (как, кстати, и Yandex) на все подобные вопросы дает так называемые «ответы за 0 кликов», когда результат показывается прямо в выделенном окошке под поисковой строкой. Посмотреть список основных типов запросов, на которые Google умеет давать такие ответы, можно здесь.

Есть много вопросов, на которые Google умеет отвечать без лишних кликов

Между тем, по мнению аналитиков поискового рынка, именно такие «мгновенные» ответы на не всегда четко сформулированные запросы обычных пользователей являются для интернет-поисковиков основной точкой роста. Нельзя сказать, что DDG совсем этого не умеет — ответы из Wikipedia подтягиваются довольно бодро, но это не всегда то, что нужно. Пример из жизни: запрос SU100. Google угадал ход мысли автора и показал актуальный статус аэрофлотовского рейса Москва — Нью-Йорк. DDG ответил как мог и показал сжатую версию вики-статьи про самоходку Су-100 времен Второй мировой. Запросы по конверсии валют, переводу слов, соотношению мер дали лишь ссылки на сайты с конвертерами. На запросы товаров, как уже отмечалось выше, DDG дает ссылки на Amazon, что для России не слишком актуально. Впрочем, на обожаемый отечественной публикой запрос «смотреть {название_фильма} бесплатно онлайн» тестируемый поисковик (с помощью Yandex) раз за разом давал более чем адекватный ответ. И если результаты поисковой выдачи Google волнуют борцов за копирайт, то о существовании «уточки» большинству из них пока неизвестно.

Но назвать счет сухим язык не поворачивается: есть несколько удобных штук, которые умеет DDG и не умеет Google. Например, на запрос имени пользователя в Twitter, написанный с @, испытуемый отвечает «социальным» профилем, включая био из Twitter, а также ссылки на страницы пользователя в других соцсетях. Кроме того, можно мгновенно вызвать утилиту секундомера, посмотреть календарь, сгенерировать случайный пароль или (актуально для России) рассчитать месячные платежи и сумму переплаты по кредиту.

Главный вывод по итогам недели с DDG такой: поисковиком вполне можно пользоваться, если вы живете в США и ищете на английском. Если вы живете в России и ищете на русском, то расставаться с «Яндексом» смысла нет, коли вам неохота кормить Google. А вот для смешанного профиля поиска альтернатив мировому лидеру пока нет — даже с учетом существования Bing.

Но самое главное даже не в выборе конкретного поисковика: подгон поиска на основании некоего профиля — это, конечно, страшновато, но часто бывает полезно для получения наиболее релевантных результатов. Вышеупомянутый «пузырь фильтрации» звучит неприятно, но на деле для 95% пользователей является самым уютным вариантом. Они не замечают удобство подогнанных результатов, но ровно до того момента, когда механизм подгона исчезает — как в случае с DDG.

Пока же в интервью журналистам основатель DDG Габриэль Уайнберг продолжает подчеркивать именно бережное отношение к личным данным пользователя, а не функциональность или охват DDG. Это и понятно: компания с Восточного побережья с 20 сотрудниками и несколькими миллионами долларов бьется против монополиста из Долины с десятками тысяч сотрудников и миллиардными бюджетами на исследования, и в лоб победить тут вряд ли получится.

Впрочем, упор на приватность уже дает кое-какие плоды: помимо многочисленных статей в прессе и сюжетов на ТВ поисковик для параноиков заметили китайские власти, перекрывшие намедни к нему доступ. На этот случай у Уайнберга уже давно припасен козырь в рукаве: DDG участвует в работе Tor-сетей и держит отдельный узел для собственного поискового трафика.

Поиск — не единственное место, где Google собирает о вас информацию

Что же касается бизнеса, то шанс для DDG лежит в той же плоскости, что и для прочих конкурентов Google: основной платформой для доступа в Интернет вместо ПК становятся смартфоны, где пользователи в среднем гораздо больше времени проводят в приложениях, чем в браузере. Это дает почву для партнерств разработчиков приложений с поисковиками, где возможна здоровая конкуренция за некие узкоспециализированные сегменты.

Ну а озабоченным приватностью стоит помнить, что как раз благодаря популярности приложений поиск давно перестал быть для Google единственной точкой сбора информации о пользователе: запросы в картах и почта в Gmail порой дают куда больше сочных подробностей и возможностей продать «головы» рекламодателям.

Если вы заметили ошибку — выделите ее мышью и нажмите CTRL+ENTER.